Гарячі новини

Голову «Меморіалу» Олега Орлова засудили до двох із половиною років колонії за антивоєнну статтю.На засіданнях суду «Процес» Франца Кафки

Головинский суд Москвы повторно рассмотрел уголовное дело о «дискредитации» армии РФ (часть 1 статьи 280.3 УК), возбужденное из-за антивоенной статьи «Им хотелось фашизма. Они его получили», которую опубликовал сопредседатель правозащитного «Мемориала» Олег Орлов. О ходе процесса рассказывает Медуза.

В октябре 2023 года правозащитника приговорили по этому делу к штрафу в 150 тысяч рублей, однако прокуратура обжаловала приговор, усмотрев в деле «мотив идеологической вражды и ненависти». Олег Орлов отказался участвовать в новом процессе, назвав его неправосудным. Во время заседаний он демонстративно читал роман Франца Кафки «Процесс» и ограничился лишь выступлением с последним словом в прениях. 27 февраля суд назначил ему два года и шесть месяцев в колонии общего режима.

Журналисты «Медиазоны» следили за всеми стадиями процесса (онлайны первоговтороготретьего и четвертого дня заседаний). «Медуза» пересказывает, что происходило в суде.

Уголовное дело против Олега Орлова возбудили весной 2023 года. Поводом стала его статья «Им хотелось фашизма. Они его получили», вышедшая в ноябре 2022 года на французском языке в издании Mediapart. Русский перевод Орлов разместил в своем фейсбуке.

«Кровавая война, развязанная режимом Путина в Украине, — это не только массовое убийство людей, уничтожение инфраструктуры, экономики, объектов культуры этой замечательной страны. Не только разрушение основ международного права. Это еще и тяжелейший удар по будущему России, — говорилось в статье. — Страна, тридцать лет назад ушедшая от коммунистического тоталитаризма, скатилась назад в тоталитаризм, но теперь фашистский».

11 октября Головинский районный суд Москвы оштрафовал Олега Орлова на 150 тысяч рублей, признав его виновным в повторной «дискредитации» армии. Правозащитник заявил, что не раскаивается в том, что написал эту статью. Спустя две недели прокуратура обжаловала приговор, потребовав назначить Орлову три года лишения свободы. Представители обвинения заявили, что в деле был упущен «мотив политической и идеологической ненависти».

Следственный комитет завершил повторное расследование 31 января 2024 года. В деле была проведена новая лингвистическая экспертиза — и найдено отягчающее обстоятельство. Следствие посчитало, что сопредседатель «Мемориала» опубликовал антивоенную статью, руководствуясь мотивами вражды «против традиционных российских духовно-нравственных и патриотических ценностей» и ненависти к российским военнослужащим. Согласно экспертизе, в статье Орлова Вооруженные силы РФ «характеризуются как связанные с геноцидом, убийством людей, уничтожением инфраструктуры, экономики и объектов культуры» и «преступные, направленные против существующего строя или нарушающие существующий порядок». 

Статья обвинения при этом осталась той же самой, ее не утяжеляли. На время нового расследования правозащитник находился под подпиской о невыезде. 2 февраля Минюст РФ объявил Олега Орлова «иноагентом». 16 февраля в Головинском суде началось повторное рассмотрение дела по существу.

Первый день суда, 16 февраля

Адвокат Орлова Катерина Тертухина сразу же потребовала вернуть дело в прокуратуру. В частности, она заявила, что у следователя, который проводил повторное расследование для устранения нарушений, не было права восполнять пробелы в собранных доказательствах. Например, следствие не могло допрашивать новых свидетелей или заказывать новые экспертизы, хотя именно это в итоге и сделало. Также в обвинительном заключении так и не было сказано, какими именно словами и выражениями сопредседатель «Мемориала» совершил «дискредитацию» российской армии, — из-за этого непонятно, от чего конкретно Орлову надо защищаться. Судья Елена Астахова отказала в ходатайствах защиты.

Сам Орлов заявил, что не понимает сути обвинения и не признает себя виновным. «Мне совершенно непонятно, как можно преследовать меня или любого другого человека за высказанное мнение», — сказал он.

В статье 280.3 УК говорится, что дискредитировать Вооруженные силы России можно только тогда, когда они поддерживают интересы России, международные мир и безопасность, — но, по словам Орлова, ввод войск в Украину идет во вред интересам России и ее гражданам. Он объявил, что отказывается давать показания, не будет вызывать в суд ни одного свидетеля защиты и оставляет за собой право только выступить с последним словом.

Принимая такое решение, я опираюсь на опыт поведения некоторых правозащитников советской эпохи: Татьяны Великановой, Сергея Ковалева, Александра Подрабинека, Вячеслава Бахмина и других. Они отказывались от участия в заведомо неправосудных судебных процессах.

Второй день суда, 21 февраля

На втором заседании выступили свидетели обвинения — исполнительный директор и координатор провластного движения «Ветераны России» Вадим Мироненко и Сергей Бохонько. Именно их донос стал поводом для уголовного преследования Орлова, рассказывал сам правозащитник.

Мироненко заявил, что следил за Орловым и за его «сподвижниками» и «либералами» еще с 1980-х годов. Деятельность «Мемориала» он охарактеризовал как преступную. «В моем представлении он всегда нес деструктивную функцию, направленную на разрушение действующего государственного строя в нашей стране: как СССР, так и Российской Федерации», — сказал он.

О статье Орлова, которая стала поводом для уголовного дела, Мироненко подробно говорить не стал. Вместо этого он предложил Орлову начать читать не «Процесс», а другое произведение Кафки — «В исправительной колонии».

Орлов отказался задавать вопросы свидетелю: «Какие у меня могут быть вопросы вот к этому человеку? Можно с таким же успехом пригласить любого с улицы человека, чтобы тот давал правовую оценку моим действиям».

В ответ представитель «Ветеранов России» заявил правозащитнику: «Вы здесь любите бравировать своей особой ролью в деятельности Буденновска. Мое личное мнение: вы сделали все, чтобы террористы ушли от возмездия. На ваших руках кровь детей и Беслана, и „Норд-Оста“». 

Слушатели в зале встретили эту реплику с негодованием.

Олег Орлов около двери своей квартиры, на которой провластные активисты нарисовали букву Z — символ российского вторжения в Украину. 12 февраля 2024 года

Также в суде выступили авторы лингвистических экспертиз, на основе которых следствие решило, что статья Орлова «дискредитирует» армию.

Во время первого рассмотрения дела экспертизу проводила Наталья Крюкова, математик и педагог по образованию. Она рассказала, что делала ее в соавторстве с экспертом Тарасовым, у которого есть специальность «лингвистическое обеспечение военной деятельности». Сама же она была привлечена к делу в качестве культуролога, а также сравнивала пост Орлова на русском языке с французским оригиналом, потому что у нее есть сертификат курсов Московского военного округа по французскому языку.

Эксперт Мария Зуева делала новую экспертизу, которую следствие заказало после возвращения дела на пересмотр. Зуева оказалась подполковником полиции, которая работает в экспертном центре на Петровке, 38. Научных работ и ученой степени по лингвистике у нее нет. По своей основной специальности она занимается фоноскопической экспертизой, то есть проверяет, кто и что говорил на аудио- и видеозаписях. 

В исследовании статьи Орлова Зуева, по ее собственным словам, была в роли стажера, а за все отвечала начальник отдела Марина Козлова. Козлову в суд не вызывали. В своей работе подполковник полиции использовала методическое пособие МВД по лингвистической экспертизе.

Адвокат Олега Орлова попросила Зуеву рассказать, как она применяла «интерпретацию и обобщение» в ходе экспертизы. Сотрудница МВД объяснила, что так формулируют выводы. В ответ юрист процитировала профильный учебник, в котором сказано, что интерпретировать и обобщать в экспертизах нельзя — это искажение оригинала. Зуева отказалась это комментировать в суде.

Катерина Тертухина подробно расспрашивала Зуеву по каждому фрагменту экспертизы, но в итоге ее остановила судья. «Вы предлагаете эксперту устроить лекцию участникам процесса в области филологии, что не является предметом данного разбирательства», — заявила она. 

У Олега Орлова снова не оказалось вопросов к свидетелю: «Никаких вопросов к человеку, который не разбирается в том, о чем он рассуждает, у меня нет и не может быть».

На ходатайство исключить обе экспертизы из дела судья ответила отказом. Прения назначили на 26 февраля.

Третий день суда, 26 февраля

В ходе прений прокурор Воробьева потребовала приговорить Орлова к реальному сроку — двум годам и 11 месяцам колонии. «К версии подсудимого и защиты о том, что он публиковал лишь свое личное мнение, на которое он имеет право, предлагаю отнестись критически. Орлов, безусловно, понимал и осознавал значение фраз опубликованных и последствия действий своих», — заявила гособвинитель.

Адвокат Тертухина в заключительном выступлении посетовала, что за все время процесса защите так и не объяснили, какие именно слова Орлова стали причиной для уголовного дела. «Что остается делать в этой ситуации? Вот, наверное, перечитывать Кафку», — кивнула адвокат на своего подзащитного, который продолжал сидеть с книгой.

Юрист заявила, что российская Конституция гарантирует каждому право иметь мнение и распространять убеждения, а признание Олега Орлова виновным будет означать, что право на выражение мнения о действиях власти в России имеют лишь те, кто эти действия поддерживает. Согласно обвинению, Орлова судят за то, что он создал угрозу «формирования ложного мнения» о действиях российских военных. «Реальную угрозу формирования ложного мнения? Как мнение может быть ложным? Оно просто есть — или его нет», — отметила Тертухина.

Она также напомнила, что обе экспертизы в деле сделаны людьми, не имеющими лингвистического образования. По поводу показаний представителей «Ветеранов России» адвокат высказалась так: «Указанные лица — свидетели чего? Они Олега Петровича не знали [тогда], не знают его и сейчас, если посмели его обвинить в том, что на его руках кровь детей Беслана».

Олег Орлов и его адвокат Катерина Тертухина на заседании Головинского суда Москвы. 26 февраля 2024 года

После этого с последним словом выступил Олег Орлов.

В день, когда начался этот судебный процесс, Россию и мир потрясла страшная новость о гибели Алексея Навального. Потрясла она и меня. Я даже думал вовсе отказаться от последнего слова: до слов ли сегодня, когда мы все еще не отошли от шока, вызванного этим известием? Но потом подумал: ведь все это звенья одной цепи — смерть, а точнее убийство Алексея, судебные расправы над другими критиками режима, в том числе и надо мной, удушение свободы в стране, вторжение российских войск в Украину. И я решил все-таки сказать.

Я не совершил преступления. Меня судят за газетную статью, в которой я назвал политический режим, установившийся в России, тоталитарным и фашистским. Статья была написана более года назад. И тогда некоторым моим знакомым казалось, что я слишком сгущаю краски. Но сейчас совершенно очевидно — я нисколько не преувеличивал.

Приговор в отношении сопредседателя правозащитного центра "Мемориал" Олега Орлова "политически мотивирован и является еще одним доказательством растущего неуважения к правам человека и свободе выражения мнений в сегодняшней России". С таким заявлением выступил в среду, 28 февраля, глава Норвежского Нобелевского комитета, вручающего Нобелевскую премию мира, Йорген Ватне Фриднес.

"Путинский режим на протяжении многих лет пытался заставить замолчать руководство "Мемориала" и других важных организаций гражданского общества в России, и сейчас они используют войну в Украине как предлог, чтобы закончить эту работу. Важно, чтобы им это не удалось", - подчеркнул он.

На сайте Нобелевской премии мира указано, что Норвежский Нобелевский комитет "потрясен новостью о том, что российский правозащитник Олег Петрович Орлов был приговорен к 2,5 года лишения свободы якобы за "повторную дискредитацию" ВС РФ".

"Господин Орлов, являющийся сопредседателем правозащитного центра "Мемориал", удостоенного Нобелевской премии мира, был публичным критиком агрессивной войны России против Украины", - констатируют авторы заявления.

 

"Спустя десять лет после начала войны против Украины и два года после начала полномасштабного нападения на эту страну вновь проявился истинный характер российского режима. Внешнеполитическая агрессия идет рука об руку с внутренними репрессиями", - заявил он. Франк уверен: "Приговор, вынесенный 70-летнему Олегу Орлову, призван заставить замолчать один из последних оставшихся голосов независимого гражданского общества в России".

"Несгибаемый и неустрашимый, Олег Орлов неоднократно публично выступал против агрессивной войны России, зная, чем это чревато. Тем самым он продемонстрировал пример другой России. Мы солидарны с этой Россией", - подчеркнул представитель Немецкого Сахаровского общества. При этом он призвал к освобождению Орлова и других политзаключенных в России.

По мнению Франка, федеральное правительство Германии должно делать все, чтобы "поддержать эту "другую Россию" - в изгнании и в Российской Федерации".