Горячие новости

Ситуация в Сирии и конфигурация отношений на Ближнем Востоке

Ближний Восток является перманентным очагом войн и конфликтов, некоторые из них носят внутренний характер с международными и региональными аспектами, а другие представлены в форме прямого иностранного вмешательства. Это объясняется главным образом тем, что регион богат природными ресурсами и включает в себя важные морские проливы и глобальные торговые пути. Одним из главных конфликтов XXI века является борьба различных мировых сил за Сирию.

После девяти лет войны страна оказалась временно разделена на три зоны влияния держав, вовлеченных в сирийский конфликт.

Первая и самая большая зона контролируется сирийским государством. Она включает примерно две трети территории страны, 70 процентов ее населения и большинство крупных городов, таких как Дамаск и Алеппо. Сирийское правительство получает мощную военную, финансовую и гуманитарную поддержку на международном уровне от России и на региональном - от Ирана.

Вторая зона - это оппозиционный анклав в провинции Идлиб на северо-западе Сирии. Большая часть этой зоны в настоящее время оккупирована сирийским филиалом Аль-Каиды - Хайят Тахрир аш-Шам, бывшая Ан-Нусра (террористическая организация, запрещенная в Казахстане), а остальная часть контролируется радикальными повстанческими группировками, поддерживаемыми Турцией.

В третьей зоне, составляющей треть Сирии, доминирует SDF (Сирийские демократические силы) - альянс сил вооруженной оппозиции, образованный под патронажем США и их союзников в 2015 году. Альянс сыграл значительную роль в победе над ИГИЛ и включает в основном курдские отряды народной самообороны, различные арабские оппозиционные группы, входящие в Сирийскую арабскую коалицию, а также ассирийские, армянские и туркменские отряды. SDF действует в северных районах, которые до 2015 года занимал ИГИЛ. Именно на севере расположены основные запасы энергии и богатейшие сельскохозяйственные угодья страны. Коалиция Соединенных Штатов, Франции, Великобритании имеет специальные силы на земле в этой зоне и контролирует воздушное пространство над ней.

Странные отношения и союзы, сложившиеся между некоторыми основными игроками на сирийском полигоне, стоит рассмотреть в общем, разделив их на несколько групп.

Первая группа: Сирия - Иран

Тегеран является давним стратегическим союзником Сирии, оказывает Дамаску политическую, финансовую и военную помощь и рассматривает эту страну как плацдарм для расширения и укрепления своего влияния в регионе. С самого начала сирийского кризиса Иран спонсировал ливанскую Хезболлу и другие шиитские группировки, воюющие в Сирии на стороне Асада. В настоящее время они воюют с радикалами и остатками так называемой Свободной сирийской армии, поддерживаемыми турецкой армией, в Идлибе.

В то же время Тегеран является важным партнером и союзником Анкары.

Когда в 2016 году в Турции произошла попытка государственного переворота, Иран встал на сторону Эрдогана и поддержал его.

Анкара также существенно помогает Тегерану в условиях экономических санкций, введенных ЕС и США. Турция, как и Иран, является гарантом Астанинского процесса – переговоров по мирному урегулированию сирийского конфликта

 

Вторая группа: Сирия - Турция – США

На протяжении десятилетий основными точками напряженности в двусторонних отношениях между Сирией и Турцией были территориальная проблема, проблема распределения вод Тигра и Евфрата, а также курдский вопрос. Курдская проблема занимала особое место в турецко-сирийских двусторонних отношениях со второй половины XX века до 1998 года, когда было подписано соглашение в Адане о сотрудничестве в борьбе с терроризмом. Данное соглашение ознаменовало поворотный момент, и в последующее десятилетие отношения между двумя странами активно развивались во всех аспектах, включая политику, экономику, безопасность и культуру, до начала событий так называемой Арабской весны в Сирии.

Мир и добрососедские отношения были нарушены политикой Турции, игравшей активную роль в совместной со странами Персидского залива и союзниками по НАТО попытке смены режима в Дамаске. Эти страны участвовали в подготовке, спонсировании и вооружении как сирийской оппозиции из некоторых представителей суннитского большинства, недовольных властью алавитского меньшинства, так и иностранных радикальных группировок.

При этом США признают, что Турция, будучи союзником по НАТО, не является эффективным партнером. Американские военные надеются, что, работая с Эрдоганом по Сирии, они смогут изменить дрейф Анкары в сторону авторитаризма и предотвратить его шаги во внешней политике, которые работают против интересов США. Однако пока эти надежды не оправдываются. С точки зрения американских аналитиков турецкий президент был проблематичным союзником задолго до возникновения каких-либо разногласий по Сирии, поскольку помогал Ирану избегать американских санкций, удерживал граждан США в заложниках, поддержал президента Венесуэлы Николаса Мадуро, использовал миграцию как инструмент шантажа Европы и начал закупать российские зенитные комплексы вопреки возражениям НАТО. Все эти разногласия явно не идут на пользу отношениям между двумя союзниками по НАТО.

В настоящее время президент Турции, став заложником собственной внешней политики, вызывающей крайнее неприятие внутренней оппозиции, увяз в Сирии. Сначала он использовал бывших сирийских военных, которых Турция и страны Персидского залива мотивировали на дезертирство из армии, в войне с собственным президентом. После провала попытки смены режима Анкара организовала сирийскую вооруженную оппозицию на войну с курдскими военными формированиями и гражданским населением. Теперь с помощью остатков бывшей Свободной сирийской армии Эрдоган пытается справиться с группировками иностранных джихадистов, собравшихся в Идлибе. Турция при финансовой поддержке Катара ежедневно поставляет вооружение, в том числе тяжелое, так называемой умеренной оппозиции, которое, по информации сирийских спецслужб, в итоге оказывается в руках радикальных террористов.

Проводя данную политику в Сирии, Эрдоган старается угодить националистическим настроениям внутри страны и выполнить клятву депутатов последнего парламента Османской империи вернуть территории, отошедшие соседней стране после Первой мировой войны.

Одновременно турецкий президент опасается, что в случае полномасштабных военных действий толпы беженцев и вооруженных боевиков хлынут на территорию его страны. Это чревато новым гуманитарным кризисом и террористическими актами уже на территории самой Турции.

С целью предотвратить такой исход Анкара стремительно создает буферную зону на границе с Сирией. Эрдогану категорически не нужен "пояс безопасности" из курдских формирований, который пытались организовать США на сирийской территории по всей протяженности границы. Анкара обвинила Вашингтон в поддержке YPG, курдской организации, считающейся террористической как в Турции, так и в самих США. США в свою очередь отрицают связь между подконтрольными им SDF и националистической YPG. Вашингтон не стал препятствовать турецким военным и вывел с этой территории свои войска. После отхода войск США турецкая армия совместно с подконтрольной ей сирийской вооруженной оппозицией устранила боевые формирования SDF и выдавила значительную часть курдского гражданского населения с приграничных с Турцией территории с целью создания своей так называемой безопасной зоны. Там Эрдоган намерен разместить присягнувших ему на верность членов вооруженной сирийской оппозиции с семьями, большинство из которых уже имеют турецкое гражданство. В эту "безопасную зону" он также рассчитывает переселить до 2 миллионов сирийских беженцев, которые сейчас проживают в Турции. Всего в стране находятся порядка 3,6 миллиона беженцев, покинувших Сирию с 2011 года.

Дамаску же однозначно не нужна "пятая колонна" на границе, которая будет управляться Анкарой и оказывать на него постоянное давление. Правительственная армия Асада считает своим долгом любой ценой освободить Идлиб и вернуть под контроль государства всю территорию Сирии.

Третья группа: Сирия – Россия - Турция

Россия, как и Иран, является стратегическим союзником Сирии. Она выступает против политики смены режимов и поддерживает легитимное правительство Башара аль Асада и одновременно имеет свои цели. Москве не нужно, чтобы газовые и нефтяные трубопроводы пролегли из Персидского залива через Сирию в Европу. В странах СНГ есть несколько российских баз, но в дальнем зарубежье РФ имеет только авиационную и морскую базы в САР, обеспечивающие ее влияние на Ближнем Востоке, которое она намерена сохранить. Россия была обеспокоена тем, что большое количество граждан СНГ уехало в Сирию воевать в рядах ИГИЛ, и ставит своей главной задачей бороться с ними там, не допустив их возвращения на родину.

Сирия стала для российской армии идеальным полигоном для испытания новых видов вооружения, получения опыта военных операций на земле и поводом для восстановления авторитета на международной арене.

Москва выступила на стороне Башара аль Асада в самый критичный для него период, когда почти 80 процентов территории были заняты террористами. Участие России было решающим в победе над ИГИЛ, а дипломатические усилия Москвы сыграли важную роль в создании четких очертаний деэскалации военных действий в рамках Астанинского процесса и сдерживании турецкого вторжения в Сирию.

Одновременно Россия является важным партнером Турции. Москва практически спасла Эрдогана, предупредив о надвигающейся опасности, когда некоторые элементы в турецкой армии попытались свергнуть президента. Она также помогает президенту сохранить лицо и теперь, когда стала понятна роль Турции в поддержке радикальных, оппозиционных Асаду, сил. Путин дает время турецкому коллеге на то, чтобы провести разделение так называемой умеренной вооруженной оппозиции от радикальных джихадистов путем уничтожения последних руками первых. Однако пока это плохо получается.

В ответ на российское терпеливое ожидание и помня о последствиях кризиса в российско-турецких отношениях для своей экономики, Турция купила систему С-400 и открыла газопровод "Турецкий поток" для экспорта российского газа в Европу.

Четвертая группа: Сирия – Израиль - Россия

Мирный договор между САР и Израилем так и не был подписан после арабо-израильской войны 1967 года. Сирия и Иран остаются практически единственными ближневосточными государствами, последовательно выступающими за освобождение и независимость Палестины. Внимание международного сообщества к палестино-израильскому конфликту за годы войны в Ираке, так называемой Арабской весны и сирийского кризиса практически сошло на нет. Признание же США Иерусалима столицей еврейского государства и суверенитета Израиля на оккупированных сирийских Голанских высотах вдохновило Тель-Авив на следующий этап по расширению своих территорий. Он убеждает Вашингтон также признать суверенитет Израиля на Западном берегу реки Иордан, где расположены более 120 еврейских поселений, незаконность которых признана многочисленными резолюциями ООН.

С самого начала сирийских событий Израиль занял нейтральную позицию. Однако затем в сети стали появляться фотографии премьер-министра Нетаньяху, посещавшего раненых боевиков ИГИЛ в госпитале на приграничной с Сирией территории, арсеналов с оружием израильского производства, захваченных бойцами сирийской правительственной армии у террористов, а также уверения израильских генералов о скором падении Асада. При этом израильские ВВС регулярно бомбят Сирию, утверждая, что их целью являются иранские военные объекты на сирийской территории, представляющие угрозу его безопасности. Однако в результате этих бомбежек гибнут мирные сирийские жители, солдаты САА, не говоря уже о российских военных и разрушенной инфраструктуре.

По странному стечению обстоятельств, как только сирийская правительственная армия начинает одерживать победы в военных действиях против радикальных группировок, так в приграничной с Израилем провинции Да’ара, откуда начались народные волнения в марте 2011, сразу вспыхивают беспорядки и протесты. Они сопровождаются перестрелками, жертвами среди местных жителей, угоном скота и киднеппингом. Однако у сирийского правительства нет возможности задействовать армию для наведения порядка, поскольку она нужна на севере в Идлибе.

Россия, воюя на стороне Асада, сохраняет прекрасные отношения с Израилем, являясь при этом стратегическим партнером Ирана, а также совместно выступая с ним гарантом мирных переговоров в рамках Астанинского процесса. В то же время она не заинтересована в снятии санкций с более качественной иранской нефти, как и в дальнейшем усилении влияния своего партнера в Сирии. По оценке бывшего специального представителя президента США в Глобальной коалиции по борьбе с ИГИЛ генерала Брэтта МакГурка, "Москва не будет жертвовать своими хорошими отношениями ни с Тель-Авивом, ни с Анкарой, ни с Тегераном ради Сирии. Кремль предпочитает решать разногласия путем переговоров вместо военной конфронтации".

Пятая группа: Сирия – США - ЕС

В Сирии США, Великобритания и Франция всегда преследовали три цели: сохранение влияния на Ближнем Востоке, утраченного после колониального распада, доступ к минеральным ресурсам региона и защита интересов Израиля. В отличие от Ирака, где американская коалиция имеет военных партнеров из двадцати двух западных стран, в Сирии только Лондон и Париж предоставляют свои войска на помощь США. Их военное присутствие невелико и, благодаря внутриполитическому давлению в обеих странах, вряд ли будет увеличиваться. Президент Трамп также обещал вывести американские войска из Сирии, но пока можно наблюдать только их перемещение из Сирии на военную базу США в Ираке и обратно.

В данный момент американский военный контингент оккупировал северо-восточную часть Сирии, где находятся основные месторождения нефти. В течение кризиса Вашингтон поддерживал курдские военные формирования, которые Турция считает террористическими. По этой причине возникла напряженность между двумя членами НАТО – США и Турцией. Военный силы американцев и SDF также контролируют Аль-Танф – в прошлом гарнизонный оплот ИГИЛ. На территории контролируемой США и курдскими силами находятся не только лагеря для ВПЛ (внутренне перемещенных лиц) и беженцев, но и тюрьмы для террористов.

По данным ООН, более 80 процентов беженцев готовы вернуться из лагерей в места своего прежнего проживания, однако их удерживают боевики, контролируемые США. Они же затрудняют доставку беженцам гуманитарной помощи, забирая себе большую часть продуктов и медикаментов, доставляемых конвоями ООН.

США, как и Израиль, давно поддерживают идею создания независимого государства Курдистан. Однако страны, на территории которых проживают около 20 миллионов курдов, а это Турция, Ирак, Сирия и Иран, выступают против претензий на их суверенные территории. В их понимании в случае создания такого квазигосударства в регионе возникнет "второй Израиль" или еще один очаг напряженности на Ближнем Востоке.

Вашингтон не поддерживает никаких отношений ни с Дамаском, ни с Тегераном, поэтому ему приходится признавать, что Россия сейчас является главным силовым посредником в Сирии, и работать с Москвой. У России и Соединенных Штатов есть некоторые пересекающиеся интересы в Сирии: обе страны хотят, чтобы Сирия не стала безопасном убежищем для ИГИЛ и Аль-Каиды, и обе имеют тесные связи с Израилем. Сирийский кризис не может быть разрешен без прямого взаимодействия Москвы и Вашингтона, поэтому США пытаются изолировать сирийскую проблему от других аспектов своих беспокойных и недружественных отношений с Россией.

Соединенные Штаты оказывают разностороннюю дипломатическую и военную поддержку Тель-Авиву, дабы предотвратить возможность для Ирана использовать Сирию в качестве плацдарма для ракетных ударов по Израилю. Эта цель понятна и России, которая стремится сохранить хорошие отношения и с Тель-Авивом, и с Тегераном и не хочет допустить превращения Сирии в поле битвы между Израилем и Ираном. Некоторые силы в Вашингтоне считают, что общая цель предотвращения иранского военного укрепления в Сирии могла бы послужить основой для трехсторонней дипломатии между Израилем, Россией и Соединенными Штатами. При грамотном подходе, в понимании американских аналитиков, такая дипломатия может также начать вбивать клин между Россией и Ираном из-за Сирии.

Шестая группа: Сирия - страны Персидского залива

 

Саудовская Аравия, Катар, другие государства Персидского залива, Турция, Израиль, а также многие западные страны и США намеревались сменить режим в Дамаске. Однако их миссия оказалась невыполнимой не только потому, что на стороне Сирии выступили Иран и Россия, но и потому, что противники Сирии не проявили единства. Так, в самом начале сирийского кризиса представители Катара, Саудовской Аравии и Турции регулярно встречались с американскими военными и дипломатами в Турции, Иордании и Египте, чтобы скоординировать свои усилия против сирийского правительства. Однако через несколько лет между Саудовской Аравией и Катаром произошел политический раскол из-за Сирии, Египта и Ливии, что привело как к дальнейшей поляризации в регионе, так и к деэскалации военного напряжения в САР.

Основная суть конфликта между арабскими странами заключается в том, что Катар и Турция поддерживают организацию "Братья-мусульмане" в Египте, Тунисе и Ливии, тогда как Саудовская Аравия и ОАЭ спонсировали противников "Братьев-мусульман" в Сирии – ИГИЛ и Аль-Каиду. Для Дамаска БМ традиционно являются историческими противниками и запрещены в Сирии (все перечисленные организации признаны ООН террористическими и запрещены в Казахстане).

Сейчас КСА и ОАЭ находятся в стратегическом партнерстве против террористов в Сирии, поддерживаемых прямо или косвенно Турцией, Катаром и Израилем. Несмотря на свое враждебное отношение к Башару аль Асаду, Саудовская Аравия и другие монархии Персидского залива, за исключением Катара, утратили первоначальный энтузиазм в свержении сирийского президента. Хотя саудиты все еще выступают по инерции против него, их не устраивает турецкая экспансия в регионе, особенно в Сирии и Ливии, поэтому они больше озабочены сдерживанием имперских амбиций Эрдогана, чем продолжением войны против президента Сирии.

Этим можно объяснить признаки налаживания отношений между Дамаском и Эр-Риядом, о которых могут свидетельствовать следующие события:

- Визит в Сирию в конце 2018 года бывшего президента Судана Хасана Башира, который, по некоторым данным, является высокопоставленным членом организации "Братьев-мусульман", но находился под влиянием Саудовской Аравии. Башир был свергнут после 30 лет правления чуть позднее поездки в Дамаск.

- Краткая встреча и беседа генерального секретаря Лиги арабских государств Ахмеда Абуль Гейта с представителем Сирии в ООН Башаром Джа’афари во время заседания Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 2019 года.

- Возобновление работы посольства ОАЭ в Дамаске и недавний телефонный звонок правителя Эмиратов Мухаммада бин Зайеда президенту Сирии Асаду.

Следует также отметить тот факт, что три бывшие империи - Иран, Россия и Турция – определяют в настоящий момент судьбу Сирии, имевшую и продолжающую иметь значительную роль в арабском мире. Неудивительно, что такой расклад породил отпор со стороны арабских стран, особенно Египта, Иордании, Саудовской Аравии и ОАЭ. Теперь, когда смена режима не удалась, а большая часть сирийской оппозиции либо находится во власти радикалов, либо низведена до статуса турецких прокси, эти государства вступают в контакт с Дамаском и начали свои усилия по возвращению Сирии в арабское лоно.

Некоторые международные аналитики считают, что США никогда не позволят этим странам снова сблизиться, поскольку в Сирии может произойти примирение КСА с Ираном. Именно с попыткой примирения между Эр-Риадом и Тегераном многие связывают убийство иранского генерала Касема Сулеймани. Однако сопротивление сближению арабских государств со стороны Белого дома вряд ли их остановит, наоборот, оно может побудить эти страны вести свою дипломатию в обход Вашингтона.

Вероятно, Дамаск все-таки сохранит свое стратегическое партнерство с Ираном и Россией, но при этом начнет постепенное сближение с арабскими монархиями, поскольку финансовое сотрудничество с ними поможет ему как в восстановлении страны, так и в открытии рынков большинства стран Персидского залива и Иордании.

Так что вскоре мы можем стать свидетелями крупного и странного компромисса в этом исторически сложном регионе, вызванного новыми тенденциями в стремительно меняющемся мире. На современном этапе международные отношения и альянсы формируются на основе сложившейся на данный момент ситуации, а решения между ситуативными партнерами принимаются в зависимости от конкретных и актуальных на определенный период задач, которые также могут меняться со временем. Дальнейшее развитие "ситуативной" международной дипломатии может привести к совершенно новой реальности на Ближнем Востоке.

Акмарал БаталоваЭксперт по проблемам Ближнего Востока

Источник: TengriNews