Горячие новости

Запад, Россия, Китай: может ли Украина самостоятельно решать свою судьбу?

В украинских СМИ принято считать отношения с Россией разорванными раз и навсегда, причем по вине самой же России. При этом наоборот, не принято вспоминать, что официально войны с Россией у нас нет, а воинственный нарратив достался нам в наследство от команды Петра Порошенко, которая хорошо зарабатывала на необъявленной войне. Кроме того, до сегодняшнего дня украинцы могут только догадываться о роли Петра Порошенко и его соратников в сдаче Крыма и разжигании военных действий в Донбассе. Особенно, с учетом того, что свой российский бизнес тогдашний президент Украины закрыл лишь годы спустя.

 

Можно лишь констатировать, что российский рынок для Украины в значительной мере утрачен, многие предприятия (включая те, что составляли гордость украинского оборонпрома и ракетостроения) и даже отрасли из-за этого были фактически разрушены, но критическая зависимость Украины от России никуда не делась – например украинские АЭС (стратегические объекты!) продолжают работать на российском топливе. А вот с европейским и американским рынком складывается не очень. ЕС и США готовы поддержать Украину в риторическом противостоянии с Россией, но не готовы брать на себя серьезные экономические обязательства.

 

В какой-то степени Россию смог заменить Китай, экономика которого заинтересована в отечественных сельхозпродуктах и унаследованных от СССР высоких технологиях. Однако набирающий скандал с обвинениями в распространении коронавируса, которые США (а за ними и их союзники) выдвинули против Китая, может обернуться новой санкционной войной.

 

Должна ли будет Украина разорвать отношения и с Китаем? Вообще, почему, если украинская власть безоговорочно поддерживает Запад, украинская экономика в угоду Штатам заключает заведомо невыгодные контракты на поставку американского угля и тепловозов, выполняет требования МВФ и т.д., - экономика падает, война продолжается, а с Украиной на международной арене считаются все меньше и меньше? Вопрос не праздный, так как вместо исполнения предвыборных обещаний, новый президент все чаще повторяет ошибки президента старого. Что делать в такой ситуации? Общественная экспертиза обратилась за комментариями к экспертам.

 

Общественная экспертиза – совместный постояннодействующий проект "Вестей" и Украинского института стратегий глобального развития и адаптации. Раз в неделю профессионалы критически рассматривают наиболее резонансные решения власти и обращают внимание общественности на возможные риски. Под руководством директора УИСГРА, Виктора Левицкого, эксперты (которым может выступить любой, имеющий общественный авторитет специалист) формулируют рекомендации для улучшения ситуации.

 

Многие годы Украина демонстрирует "ориентацию на запад", при этом наша экономика стабильно деградирует. Почему так происходит?

 

Илья Кононов, заведующий кафедрой философии и социологии, профессор в ЛНУ им. Т. Шевченко:

 

Не буду говорить о всем периоде независимости, а ограничусь последними 6 годами, когда наша страна полностью оказалась под внешним управлением. Это состояние возникло в результате событий 2013/2014 гг. Запад (в первую очередь США) после "арабской весны" были обеспокоены обострившимся противостоянием с Россией. Узлом этого противостояния стала Сирия. В 2012 г. РФ тактически обыграла западную коалицию. Ответный удар был нанесен через Украину.

 

Конечно, это было бы невозможным, если бы украинская элита не была столь коррумпирована и зависима от иностранных центров влияния. Внутри нашего правящего класса в то время самой актуальной была "проблема 2015 г.", когда должны были состоятЬся очередные президентские выборы. Ни тогдашняя власть, ни оппозиция не были уверенны в своей победе. Это создавало ситуацию крайней нервозности и толкало к неправовым действиям по захвату власти. Как раз среди оппозиции и сформировалась группа, которую поддержали на Западе. Был разработан проект прихода к власти, который затем и был реализован как "революция достоинства". На деталях останавливаться не буду.

 

Что касается деградации нашей экономики, то это - более фундаментальная проблема, хотя одним из её аспектов является геополитическая ориентация (или ориентации) нашего правящего класса. С одной стороны, в 1990-е годы тогда еще формирующийся правящий класс Украины обогащался за счет подсоединения к спотовым рынкам, куда в виде металлолома ушли станки с ЧПУ и многое другое оборудование. Уничтожение национального богатства лишало страну перспектив занять хотя бы полупериферийное место в мировой капиталистической системе.

 

В процессе перераспределения собственности возникла и зависимость нашего правящего класса от Запада, ведь деньги выводились в западные банки. Только приобретенная на Западе собственность считалась подлинной и пр. Там начали учить своих детей люди, ограбившие свою страну. Что касается Запада, то экономически он давил и давит на Украину, маргинализируя наше высокотехнологическое производство. Западу не нужен конкурент. Условно говоря, зачем им на мировом рынке АНы, если некуда девать Боинги и Аэрбасы? Поэтому наши авиазаводы стоят.

 

Если Украина будет в той же позиции к Западу, то у нас в ближайшие годы будут уничтожены все высокотехнологические производства. Мы будем покупать тепловозы, произведенные в Пенсильвании, или где-то еще. Луганский тепловозостроительный завод был уничтожен именно украинской властью, которая не давала ему годами заказов. В итоге он был продан маленькой в сравнении с ним российской компании. Крюковский завод давно бы делал разнообразные поезда, но наши менеджеры предпочитают их заказывать в Южной Корее или еще где-то.

 

Сергей Магера, народный депутат Украины (внефракционный):

 

Экономика – это не результат наших внешнеполитических ориентаций. Экономика — это результат работы правительства, которое ответственно за проведение реформ. Действительно, в перечне сильнейших экономик мира преобладают западные страны. Но мало хотеть сильную экономику, честные суды, отсутствие коррупции, как в западных странах. Нужны реформы. Инвестор смотрит не на декларации, а на конкретные действия. Защищены ли права собственности, функционирует ли рынок прозрачно и открыто, нет ли в судах коррупции, понятна и разумна ли налоговая система? Положительные ответы на эти вопросы создают благоприятный инвестиционный климат и условия для развития экономики. Поэтому внешнеполитической ориентации для развития экономики мало, нужны реформы и конкретные действия.

 

Алексей Гончаренко, народный депутат Украины (Европейская солидарность):

 

Многие годы Украина демонстрирует ориентацию на Запад только на словах. Если уже говорить оБ ориентации, то многие года Украина была ориентирована на Россию. А деградация ее, к сожалению, связана с ее неправильным управлением.

 

Вадим Карасев, директор Института глобальных стратегий:

 

Ориентация на Запад не означает ещё быть Западом. Во-вторых, для того, чтобы экономика не деградировала, надо ориентироваться не на Запад или на Восток, а на развитие. Стимулирование экспорта, и уменьшение импорта, больше монетарного суверенитета, независимости в области финансовой политики. А как раз ориентация на Запад, предполагает открытость западной экономики, и западным финансам. Если бы это дополнялось открытием для Украины западных технологий, высокотехнологичных производств, но как правило ядро запада не заинтересовано в переносе сюда высокотехнологичных производств. Поэтому сверхоткрытость мировому рынку и западу приносит Украине не увеличение и усиление конкурентоспособности экономики, а наоборот падение. Конкурентными становятся только те продукты или товары, которые выгодны западу или их структурам. Например, зерно, чёрный металл - это продукция с низкой добавленной стоимостью, а низкая добавленная стоимость или её снижение - это как раз и есть деиндустриализация.

 

Продолжающаяся 7-й год война на Донбассе ставит под вопрос эффективность Нормандской четверки. Не пора ли Украине занять более самостоятельную позицию?

 

Илья Кононов:

 

Конфликт в Донбассе – это тот конфликт, который западные теоретики определяют, как конфликт низкой интенсивности (Low Intensity Conflict). Есть еще один его аспект – proxy war. Это означает, что конфигурация этого конфликта очень сложна. Кроме открытых сторон противостояния в нем не менее важными являются скрытые участники. При этом скрытые участники могут быть главными концессионерами происходящего.

 

Такие конфликты используются на мировой геополитической шахматной доске в понимании Бжезинского для решения очень разных проблем и могут поддерживаться очень долго. Не стоит обманываться названием "конфликт низкой интенсивности". Он касается только военного аспекта. Но на месте этого конфликта формируется каверна хаоса, которая является адом для местного населения.

 

Сама Нормандская четверка и есть выражением сущности "войны по доверенности". Там явно не хватает одного из главных ее участников – США. Но я не призываю вовлекать эту страну в переговоры. В принципе, конечно, Украине нужно быть более самостоятельной. Нужно вести прямые переговоры с Россией. Однако, руководство РФ сделало то, что российский ученый И. Клямкин назвал "ошибкой, которая хуже преступления". Имею в виду аннексию Крыма.

 

Думаю, В. Путина к этому подталкивали не только внутриполитические обстоятельства. Таковые тоже были. Но, думаю, его сильно пугал призрак кораблей НАТО в Севастополе. Заявки же тогдашнего украинского руководства давали для этих страхов повод. Проблема Крыма мешает и в достижении договоренностей с Украиной. Сейчас это просто дьявольский узел в наших отношениях. Никакая власть в Киеве с аннексией не согласится, и никакая власть в Москве назад не отыграет. Комбинация для тех, кто хотел рассорить навек Украину и Россию, идеальная.

 

Но Украине нельзя все проблемы объединять для одного решения. Те наши политики, которые предлагают не решать проблему Донбасса без Крыма, чудесно понимают, что они обрекают Донбасс быть полем войны еще много лет. Поэтому нужны прямые и откровенные переговоры с Россией. Придется говорить и с Луганском и Донецком. Ни у кого нет сомнений, что режимы там имеют сателлитарный характер. Но есть вопросы, которые можно решить, только общаясь на этом уровне.

 

Сергей Магера:

 

Вопрос эффективности Нормандского формата не является новым. Но слабая результативность данного формата не означает, что самостоятельно Украина сможет добиться гораздо большего. Германия и Франция заинтересованы помочь нам в урегулировании конфликта. Утратив формат, мы рискуем утратить их поддержку. Как это поможет нам в разрешении конфликта?

 

Конечно, мы не должны возлагать на нормандский формат все надежды. Нужно действовать и самостоятельно, не противореча договоренностям нормандской четверки. Нужно выполнять свою часть минских соглашений, нужно поддерживать коммуникацию с жителями неподконтрольных территорий, создавать условия для поступления выпускников в университеты, оказывать жителям неподконтрольных территорий медицинскую и правовую помощь на подконтрольной территории. Важно не опускать руки, а продолжать работу, пусть маленькими шагами. Вода камень точит.

 

Алексей Гончаренко:

 

Мне сложно понять, что такое самостоятельная позиция. Для переговоров с Путиным нужны посредники. Другого формата, в котором есть Путин и есть посредники у нас, нет. Поэтому нам выбирать особо не приходится.

 

Вадим Карасев:

 

Нет, в данном случае, самостоятельность должна быть в экономике, а в геополитике или внешней политике Что означает самостоятельность? Один на один с Россией? ЭтоТ двусторонний формат не усилил бы наши позиции, а ослабил потому, что Россия достаточно сильный игрок на внешнеполитической арене. Военный потенциал на порядок выше у России, значит нам нужна подстраховки. Как раз нормандская четвёрка в составе именно Франции и Германии дают необходимую Украине подстраховку для того, чтобы выровнять дипломатический и внешнеполитический потенциал Украины и России в ходе переговоров.

 

Разрешение конфликта может длиться годами, посмотрите на Нагорный Карабах, тот, что на постсоветском пространстве, посмотрите на Абхазию и Южную Осетию, или Приднестровье. Это разные конфликты, но тем не менее ни один из них до конца не разрешен, а в той или иной степени остановлен, потушен, погашен пожар, но ещё на этом пепелище надо будет ВОЗДвигать новое здание. Старое сгорело, новое не построено. Поэтому пожара нет, он потушен, но ещё задымление есть.

 

Западные санкции лишили Украину российского рынка, сейчас аналогичная ситуация может сложиться с Китаем. Должна ли Украина продолжать однозначно поддерживать Запад или возможны альтернативные модели внешней политики?

 

Илья Кононов:

 

Конечно, не должна. Но ее буду наклонять. Через транши МВФ, через другие рычаги, через персональное влияние на наших руководителей. Эволюция Зеленского в сторону бессильного политика, лишь иногда произносящего успокоительные для народа фразы, тому подтверждение.

 

Сергей Магера:

 

Нужно признать, что Россия объявляла Украине торговые войны и до западных санкций. Это было и в 2012 году, и раньше. Россия часто прибегает к экономическому давлению в своей внешней политике. Это мы видим не только на примере Украины, но и Беларуси, Грузии. Поэтому я бы не стал проецировать ситуацию с Россией на ситуацию с Китаем.

 

Конечно, Украине не нужно слепо занимать чью-либо сторону в мировых конфликтах. Наш интерес состоит в том, чтобы использовать ситуацию себе на пользу. Если одна страна закрывает рынок для другой страны, то нужно смотреть, сможем ли мы получить выгоду, открыв свои рынки. Очень важно в любых международных экономических и геополитических войнах не стать зависимыми от одной сильной страны. Это позволит нам сохранить пространство для маневра.

 

Алексей Гончаренко:

 

Российского рынка Украину лишила сама Россия. Россия ведет войну против Украины. Как горячую войну, так и экономическую в 2014 году Россия закрывала свои рынки для того, чтобы уничтожить нашу экономику. Разрывала сотрудничество для уничтожения нашей страны. Запад тут вообще ни при чем.

 

Вадим Карасев:

 

Однозначности вообще в политике не бывает. Однозначность — это неэффективность. Внешняя политика должна быть более гибкой, выгодно ориентированный, чтобы была экономическая отдача от внешней политики. Дипломатия на то и дипломатия, она должна быть не линейной, а гибкой, с учетом обстоятельств и особенностей географических, экономических, торгово- экономических и ментальных, культурных особенностей страны. Учитывая то, что Украина географически сложная страна, разнокультурная, лингвистически не однородная. Экономика дифференцирована на рынки Европы, Китая, Ближний восток и даже на Латинскую Америку, не говоря уже о России. С учётом этого, наша политика должна быть биконтинентальной, то есть ориентироваться на запад и на страны Евразии, тот же Китай, Иран, бывшие страны СНГ. Так что в разнообразии Украины - культурно, экономически, географически - сила Украины. И так должно быть в разнообразии гибкости дипломатии внешней политики, это залог будущего успеха Украины.

 

Голос улиц

 

Считаете ли Вы эффективной ориентацию Украины на Запад? С кем должна дружить Украина – Россией, Западом или Китаем?

 

Евгений, менеджер по продажам: "Ситуация с коронавирусом показала всю внешнеполитическую ситуацию. Президент встречает самолеты из Китая. Из Китая, а не США или Белоруссии, например. Европа, насколько я вижу, закрылась. В Америке совсем все плохо. Про Россию не знаю, но четко видно, что Китай - единственная страна, от которой мы получаем реальную помощь, а не слова поддержки".

 

Данил, предприниматель: "Мы должны забыть и о России, и о Западе. Взгляд Украины должен быть нацелен на Китай. Я занимаюсь экспортом оборудования из Китая, неоднократно там был. Могу на 100% сказать – мы можем повторить их успех. Есть у нас что-то схожее".

 

Заключение Общественной экспертизы

 

Мир меняется на глазах. То, о чем вчера невозможно было даже подумать, сегодня становится реальностью. Перед пандемической угрозой, хаосом на мировом рынке нефти и надвигающимся невиданным по своим масштабам экономическим кризисом все государства должны предпринимать адекватные меры. Особенно непросто придется тем странам с минимальным "запасом прочности", к которым относится и Украина. Многие годы украинская внешняя политика определялась стремлением власти понравится сильным мира сего, обеспечив тем самым себе и место у кормила, и материальное благосостояние. П. Порошенко 5 лет своего правления всеми силами раздувал историю о том, как его команда защищает Европу от российского вторжения. Вот уже год, как "на страже мира" никто не стоит, но Россия почему-то так на ЕС и не напала. Быть может и другие истории времен Петра Алексеевича пришла пора пересмотреть – например, проявить большую самостоятельность в решении проблемы Донбасса и прекратить разрушать украинскую экономику в угоду амбициям Запада, которые, перед лицом пандемии, правда, поубавились.

 

В Украине все еще сильны позиции тех, кто не понимает, что такое самостоятельная позиция и блокирует любые подвижки по Донбассу, кто готов лишить страну собственной промышленности. Однако Украина имеет право решать, как строить свои отношения с другими странами, в том числе с Россией и Китаем. Мнение западных партнеров ценно и важно, но не абсолютно. В том числе и об этом год назад хотели напомнить украинской власти 73% украинцев.

ВЕСТИ