Горячие новости

Skype-интервью Владимира Зеленского канадскому изданию The Globe and Mail

Журналист Марк Маккиннон просит Президента Владимира Зеленского рассказать о недавнем разговоре с Премьер-министром Канады Джастином Трюдо и переговорах по упрощению визового режима для украинцев.

Владимир Зеленский: Это зависит не только от нас, прежде всего это зависит от обеих стран. Между канадцами и украинцами давние, исторические отношения. Многие украинцы живут и родились в Канаде – они канадцы с украинскими корнями. Думаю, именно эта история очень сближает наши страны. Да, у нас действительно очень мощная диаспора в Канаде. Я всегда им благодарен, ведь в начале войны у нас в стране в 2014 году диаспора собирала деньги и гуманитарную помощь и очень сильно помогала нам. Это помимо государства, правительства Канады.

Я думаю, что именно в такие тяжелые времена и проявляется эта близость, которая существует на генном уровне между странами и людьми.

Когда я приехал в Канаду по приглашению Премьер-министра Джастина Трюдо, мы сразу нашли взаимопонимание. Наверное, в силу молодости или заинтересованности общими вещами. Мы познакомились, и я увидел в нем не просто политика с опытом – я увидел очень симпатичного, очень умного человека, который заботится о канадцах, является патриотом и с которым очень много может быть связано в будущей истории Канады и Украины.

Затем у нас, к сожалению, была общая трагедия – иранская трагедия, в которой погибли украинцы и многие другие граждане, в частности канадцы. Я еще раз хочу выразить соболезнования.

В жизни объединяют разные вещи. К сожалению, трагедии тоже. Тогда мы совместно работали с Джастином (Премьер-министром Канады Джастином Трюдо. – Ред.), много общались, и мы смогли вместе с американскими партнерами дожать, чтобы Иран признал, что они виновны в этой трагедии, и сейчас идет расследование. Тогда мы с Премьером (Канады. – Ред.) несколько раз говорили, был такой момент, что это было несколько раз в неделю, и решали действительно важные проблемы.

Хочу поблагодарить Джастина (Премьер-министра Канады Джастина Трюдо. – Ред.), что под его руководством Канада поддерживала Украину в санкционной политике против российской агрессии. Это для нас очень важно. Канада – одна из ведущих стран, которые поддерживают Украину в этом процессе. Таких примеров было несколько. В частности, введение санкционного пакета против России. Канада всегда была на нашей стороне.

Важный момент, о котором мы с ним также говорили, – это либерализация визового режима. Между нашими странами существуют экономические и геополитические отношения. И наши люди должны чувствовать себя одинаково свободно, просто, открыто – как канадцы в Украине, так и украинцы в Канаде. Поэтому мы говорим о либерализации. Мне кажется, что Джастин поддерживает это направление, хочется шаг за шагом приблизить этот момент.

Что касается экономики и нашего сотрудничества – (оно. – Ред.) в реальных шагах, а не на словах. Например, компания Black Iron – канадская компания, которая хотела инвестировать в Украину, в горно-обогатительный комбинат. Я это очень хорошо знаю, ведь сам из Кривого Рога и инвестиции именно в мой родной город. Эта проблема «зависла» в течение 10 лет, но это такой крупный инвестор. Размер инвестиции – 1,1 миллиарда долларов США. Они не могли зайти в Украину. Сейчас мы этот вопрос практически решили. Министерство обороны работает вместе с нашим Министерством экономики, уже нашли это место (для строительства горно-обогатительного комбината. – Ред.). Это будет очень большое сотрудничество. Ведь это больше миллиарда инвестиций в Украину, это очень важно и для Канады, для компании Black Iron, и важно для нас.

Журналист: Что касается выборов в Совет Безопасности ООН. Как Украина отреагировала на результаты выборов на этой неделе и как проголосовала?

Владимир Зеленский: Украина всегда поддерживала и будет поддерживать Канаду. Как голосовала та или иная страна, я не могу сказать, ведь это закрытая информация. Я понимаю, что Канада очень хотела в Совет Безопасности ООН. И я, как у нас говорят, держал кулаки. Этого не произошло, но я думаю, что и для Канады, и для нас это очень важно, и мы верим в успех Канады. У Канады есть время – мы ведь не живем с вами одним днем или одним годом. Я стопроцентно уверен, что в следующий раз Канада будет в этой ситуации победителем. И сейчас очень много площадок, где Канаду слышит весь мир, где все уважают и прислушиваются к Канаде, – это и НАТО, и ОБСЕ. Вижу, что это важно для Канады. А все, что важно для Канады, важно и для Украины, потому что мы понимаем, что Канада всегда на таких масштабных геополитических площадках поддерживает Украину. А мы всегда будем поддерживать Канаду.

Журналист: Украина пообещала свою поддержку Ирландии и Норвегии еще до того, как Канада попросила о поддержке Украину. Эта информация соответствует действительности?

Владимир Зеленский: Я знаю эту информацию, но я не могу вам сказать – это конфиденциальная информация. Это структура тайного голосования, и все без исключения кандидаты, среди них и Канада, которая боролась за это непостоянное членство в Совете Безопасности ООН, являются нашими партнерами и заслуживают того, чтобы быть в Совете Безопасности ООН.

Журналист: Господин Президент, вы пришли в прошлом году на должность, чтобы принести мир Украине, тогда, когда уже была российская агрессия. Вы все еще надеетесь на то, что с Владимиром Путиным можно заключить соглашение о мире, особенно в тех условиях, что сейчас они показывают свою силу, готовясь к военному параду в Москве?

Владимир Зеленский: Это сложный вопрос. Скажу вам откровенно, у меня нет времени на то, чтобы верить или не верить Владимиру Путину. Я просто должен делать свою работу, как я считаю правильно, чтобы достичь результата. Мы за это время вернули более 130 человек из плена. Я понимаю, что это не большая победа, но это те маленькие победы, которые обязательно приведут к большой. А для нас это – возвращение всех украинцев и всех наших земель. И вот в это я верю. И вот на это у меня есть время.

Наши люди остаются (в плену. – Ред.) на территории Российской Федерации, есть крымчане, которые также находятся за решеткой. Об их освобождении мы также говорим с Российской Федерацией и сделаем все, чтобы вернуть их домой. Далее мы говорим об открытии КПВВ между подконтрольной (Украине. – Ред.) и оккупированной территорией для гуманитарной помощи украинцам, которые проживают на той или иной территории. Для них мы делаем все – открываем КПВВ, строим мосты, которые были разрушены той стороной. И не только войной, но и временем. И теперь, например, скорая помощь может заехать на оккупированную территорию. Сложности, конечно, есть, ведь боевики очень редко пускают и машины с гуманитарной помощью, и машины ОБСЕ.

Что касается молодежи, в которой мы очень заинтересованы, чтобы ее не потерять. Из-за информационной войны дети, которые учились в школе на оккупированной территории, едут сейчас в высшие учебные заведения. Нам очень важно, чтобы они поступали именно в украинские вузы, на нашей территории. Мы все для этого делаем. Например, отменяем для них ВНО, чтобы дети с оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей и Крыма без экзаменов могли поступать в лучшие высшие учебные заведения в Украине.

Журналист: Вы поехали бы на парад в Москву? Вы были приглашены?

Владимир Зеленский: Нет, не поехал бы. Мне кажется, официального приглашения не было.

Журналист: Что касается рейса 752 (сбитый под Тегераном «Боинг» МАУ. – Ред.). Вы все еще надеетесь, что «черные ящики» можно будет вернуть в Киев?

Владимир Зеленский: Я надеюсь, что иранская сторона выполнит то, что они пообещали на уровне главы своего государства. Они пообещали это мне лично, но самое главное, что они пообещали это родственникам, людям, которые потеряли своих детей, своих близких в этой катастрофе.

Мы рассчитываем в итоге на конструктивную политику. Они не передают нам не только «черные ящики», но и официальных извинений и надлежащей компенсации семьям, потерявшим своих близких. И хотя человеческая жизнь не имеет цены, они должны предоставить компенсацию. Иначе у нас не будет другого выбора, кроме как обратиться в международные суды. И они знают нашу четкую предметную позицию.

Журналист: Это следующий ваш шаг, если не будет выполнено то, что они пообещали, – заставить Иран сделать шаг с их стороны?

Владимир Зеленский: Мы в любом случае понимаем, что инструментом для решения этой проблемы является международный суд. Сейчас Иран не отдает нам «черные ящики» из-за ситуации в стране и в мире в связи с COVID-19. Мы все нормальные люди и все понимаем, что это действительно проблема. Есть определенное время, в течение которого Украина будет ждать, но мы и так ждем уже довольно долго. Это время в любом случае ограничено.

Журналист: У вас был очень неспокойный год. Можно поднимать много тем для обсуждения, ведь в последний раз мы говорили с вами во время вашего пресс-марафона, который длился очень долго. Не угнетает вас, скажем, то, что Украину снова пытаются втянуть во внутреннюю политику США на фоне того, что Джон Болтон издал свою новую книгу?

Владимир Зеленский: Я еще не читал эту книгу. Когда я стал Президентом, у нас было много вопросов от Украины к некоторым странам, и наоборот. Но я сразу сказал, что Украина никогда не будет ввязываться и влиять на внутреннюю политику любой страны, несмотря на количество населения и удаленность. Я не знаю, как это было до меня. Действительно, существовали проблемы в отношениях между Украиной и США. Но сейчас у нас двухпалатная поддержка Украины со стороны Соединенных Штатов, происходит введение санкций, есть поддержка двух партий и лично Президента Дональда Трампа. Это очень важно, и я не хочу разрушить эти отношения с одним из наших стратегических партнеров – очень влиятельной страной, с влиятельной геополитической позицией. Мы не хотим лишиться таких возможностей.

Я об этом говорил с Президентом Соединенных Штатов, и с Майком Помпео (Государственный секретарь США. – Ред.), и с многими представителями Сената, обеих партий США. Они понимают, что все эти кейсы, которые сейчас рассматриваются, когда Украину хотят втянуть в эти дела, – все это было еще во времена бывшего Президента. Я знаю, что они относились к нам как к «скандальной» стране, мне это не нравится, потому что у нас другая страна. Я не позволю создавать Украине имидж скандальной страны и не дам возможности втянуть нашу страну в избирательный и любой другой политический процесс в США.

Журналист: Вы только что упомянули о предыдущей администрации. Вчера (интервью состоялось 20 июня. – Ред.) на Канадско-украинском конгрессе (Конгресс украинцев Канады. – Ред.) было обращение, некий призыв к уважению верховенства права в Украине. Как вы вообще оцениваете все эти дела, которые происходят сегодня в Украине с господином Порошенко? Как рассматриваете отношения с украинской диаспорой в Канаде?

Владимир Зеленский: Народ Украины дал свой ответ господину Порошенко, когда меня избрали Президентом, и во время парламентских выборов. Народ Украины выразил поддержку другим людям, другим лицам, другим политикам и ответил на ту политику, которую проводил последние пять лет господин Порошенко, когда был Президентом. Мне кажется, что Петру Алексеевичу этого ответа мало. У нас на носу – местные выборы, это еще один его большой политический кейс. Ему хочется быть жертвой, хочется, чтобы все считали, что в Украине есть политические преследования. Большинство людей в Украине понимает, что все это похоже на политический театр. Меня не интересует господин Порошенко, не интересуют вопросы политического преследования, ведь я этим не занимаюсь. Я уверен, что он просто подогревает ситуацию, ведь его не было слышно за полгода до выборов, его политическая сила в парламенте не голосовала ни за какие большие реформы в нашей стране, которые сейчас идут. Я ничего не видел, кроме этой последней истории, когда они начали собирать рейтинги на этом хайпе. Я к этому спокойно отношусь.

Я считаю, что представители диаспоры, которым я благодарен за то, что они поддерживают Украину, не должны сейчас поддерживать ту или иную партию, это неправильно. Мне кажется, что диаспора, прежде всего, должна поддерживать всех украинцев, а не (отдельных. – Ред.) политиков.

Журналист: Сейчас Украина открывает границы с другими странами. Значит ли это, что битва против COVID-19 выиграна, или это просто попытка спасти, в частности, экономику?

Владимир Зеленский: Мы знаем только начало этой битвы, и никто не знает финала. Все, что мы можем, и все, что мы делаем, – это удержание баланса. Мы – как гимнаст-канатоходец под куполом цирка, который идет и держит равновесие, чтобы не упасть. Мы держим равновесие, чтобы не было большого количества заболеваний, а значит – и большого количества летальных случаев. Все люди, которые прибывают в Украину из других стран, где эпидситуация хуже, чем в Украине, должны 14 дней провести в обсервации. Только после этого у них есть возможность свободно передвигаться по стране. Мы внедрили специальную диджитал-программу «Дій вдома». Когда люди идут на самоизоляцию, у них есть приложение, где мы можем контролировать то, как человек придерживается этого режима. Мы говорим о тех, кто прибывает из стран, в которых также открыты границы. Я не знаю, поможет ли это сохранить экономику, но это права и свободы украинских граждан, и мы должны дать им возможность попасть домой. Но при этом – удерживая тот баланс, о котором я сказал: обеспечить самоизоляцию и безопасность окружающих.

Мы открываем некоторые вещи, связанные с малым и средним бизнесом, открываем парки, где могут быть летние кафе, но у нас запрещено сидеть в помещении кафе, где есть большое скопление людей. Мы открываем парикмахерские, спортивные залы, но без массовых скоплений. Жизнь в Украине восстанавливается. У нас была проблема с транспортом. Я считаю, что она и есть – как и во всем мире, потому что когда в транспорте, особенно в метро, не у всех есть маски, не все пользуются средствами защиты, увеличивается количество больных.

Журналист: Каково ваше видение того, что произойдет после пандемии? Вернется ли все к тому, как было раньше, или мир будет совершенно иным?

Владимир Зеленский: Мир уже изменился. Все страны обратили внимание на свою медицинскую реформу или медицинскую систему. Я думаю, что мы все поняли, что мы уязвимы, что у нас у всех несовременная медицина. Мир не был готов к пандемии.

Сейчас мы видим, как пандемия унесла столько жизней по всему миру. Надо менять приоритеты, прекратить все войны, все средства и технологии должны быть направлены на здравоохранение, на медицину, климатические проблемы. Надо пересмотреть систему долгов. Сейчас всем странам будет очень трудно, если мы этого не сделаем. И по всему миру начнется сильнейший экономический кризис.

То, что уже произошло, – это изменение отношения к себе, к своей профессии. Если бы моя дочь (ей 15 лет), спросила у меня: «Папа, какую специальность мне нужно освоить?», я ответил бы ей, что она должна учиться на того, кто сможет зарабатывать сам, на расстоянии, без коллектива, благодаря диджитал-программам. В мире появится новое направление, новый подход к образованию, к образовательным программам. Я понимаю, что детям важно быть и учиться вместе – это социум, микроклимат – но мы должны быть готовы к таким вызовам. Думаю, будущие Рокфеллеры появятся именно в IT-технологиях. Это уже есть, но их будет еще больше.

Журналист: Обращались ли с просьбой о прекращении огня на Донбассе именно в условиях пандемии?

Владимир Зеленский: Да, мы сейчас говорим именно об этом процессе. Мы обращались на Минской площадке с призывом о прекращении огня. Сейчас намного больше значительно более важных вызовов. Проводятся консультации по этому вопросу. Мы говорили об этом с Германией и Францией – в эти страны у нас были первые после объявления карантина международные визиты делегаций. Это говорит о том, что для нас это очень важно. Сейчас мы изменили подход к Минскому процессу, в нашу делегацию (в Трехсторонней контактной группе. – Ред.) вошли люди, которые не просто слушают и говорят, но и принимают решения, потому что они государственные служащие уровня вице-премьер-министра Украины, уровня заместителей министров нашего правительства. Мы должны сделать все, чтобы в ближайшие месяцы у нас была встреча в Нормандском формате, не дожидаясь окончания пандемии. По крайней мере мы все для этого делаем.

Что касается помощи, мы отправляем гуманитарные конвои на ту сторону, также гуманитарные грузы от Красного Креста. К сожалению, та сторона не прислушивается и не открывает доступ для большинства автомобилей представителей ОБСЕ. Тем не менее, как вы сказали, мы все еще верим (в достижение мира дипломатическим путем. – Ред.). Премьер-министр Канады Джастин Трюдо 1 июня заявил, что Россия не может быть возвращена в состав «Большой семерки», пока не произойдет полное восстановление территориальной целостности Украины. Мы благодарны за эту поддержку. Только всем миром надо давить на Россию, иначе результата не будет.

Журналист: Господин Президент, вы пришли в прошлом году на должность, чтобы принести мир Украине, тогда, когда уже была российская агрессия. Вы все еще надеетесь на то, что с Владимиром Путиным можно заключить соглашение о мире, особенно в тех условиях, что сейчас они показывают свою силу, готовясь к военному параду в Москве?

Владимир Зеленский (отвечает на английском языке): Мне кажется, ваш вопрос органично можно завершить: «Как вы думаете, что будет следующим?»

Сложно вам ответить, Марк. Это очень хорошая, но очень сложная работа. Я не хочу жаловаться и говорить, как это сложно для меня, что я почти не вижу своих детей, у меня нет времени на хобби, нет даже времени на спорт. Это ответственность. Не всем Бог дает шанс нести такую ответственность и сделать то, что может помочь украинцам, изменить ситуацию и остановить войну. У меня есть этот шанс, и я хочу его использовать. Это все, чего я хочу.

Источник: Официальное интернет-представительство Президента Украины