Гарячі новини

Ситуация с Ярославой Магучих — один из последних симптомов моральной болезни нашего общества

Прошедшая Олимпиада в Токио запомнится многим не только спортивными достижениями и провалами, но и своим политическим подтекстом. Политики и идеологии было много, но случай с украинской легкоатлеткой Ярославой Магучих даже на этом фоне стал заметным событием. По крайней мере, для россиян и украинцев. Ярослава, завоевав бронзу, позировала фотографам в обнимку с победительницей соревнований, россиянкой Марией Ласицкене. Хотя Ярослава стояла на фоне флага Украины, а за спиной Марии развивался флаг Национального олимпийского комитета ее страны (сборной России было запрещено выступать под своим флагом), это вызвало шквал критики со стороны "украинских патриотов".

Впрочем, многие Ярославу Магучих поддержали, в частности, олимпийский чемпион Токио-2020 и нардеп Жан Беленюк, подчеркнув, что спорт вне политики. Каково же было разочарование тысяч украинских болельщиков, когда Ярослава принесла публичные покаяния в содеянном, заявив, что враг, "который готов на все", заставил ее совершить ошибку. Буквально на следующий день на Жана Беленюка была совершена расистская атака.

Кто проводит разъяснительную работу с фигурами, подобными Ярославе Магучих, и почему эта деятельность фактически одобряется властью, даже когда приобретает ярко выраженный противоправный характер?

 

Чем можно объяснить публичные покаяния блогеров и спортсменов (например, Магучих), которые внезапно раскаиваются в "неправильных" высказываниях, фотографиях, постах?

Илья Кононов, доктор социологических наук, профессор, заведующий кафедрой философии и социологии ЛНУ им. Шевченко:

— Ситуация с Ярославой Магучих — это просто один из последних симптомов моральной болезни нашего общества. После того как наша бронзовая чемпионка поприветствовала российскую золотую чемпионку, в соцсетях поднялся дикий вой. Сама спортсменка, оправдываясь, сказала очень симптоматичную вещь: "Нам проводили инструктаж. Но я была на эмоциях". Пикантности придает то, что обе спортсменки представляют Вооруженные силы своих стран.

Расхождение между эмоциями и идеологическими установками — это симптом двоемыслия, которое культивируется в стране. В принципе, такой же симптом заметен и в РФ. В наших СМИ с удивлением отмечали факт, что во время чемпионата Европы по футболу большинство россиян болели за сборную Украины. Причем это демонстрировалось публично в фан-зонах.

Эмоции — спонтанное проявление глубинных установок человека. И рассматриваемые спортивные события демонстрируют, что большинство населения Украины и РФ устали от братоубийства, от официально раздуваемых идеологических истерик. Очевидно, что будучи членами единой цивилизационной системы, народы Украины, России и Беларуси связаны между собой неисчислимыми родственными, культурными и историческими узами. Эта общность и отражается в эмоциях. Меня могут упрекнуть, что я распространяю "нарратив врага", и связать мои слова с заявлением Путина о едином народе. Цивилизационное единство является надэтническим или сверхэтническим. Оно не требует политического единства, но формирует ощущение культурной близости у группы народов.

Если такое исторически сложившееся культурное единство начинают ломать политическими средствами, то это отзывается болезнями в культуре стран, которые это делают. Под рефрен "Никогда мы не будем братьями" в Украине нарастало культурное мракобесие, связанное с правым уклоном в политике с 2014 года.

Во время президентских выборов 2019 года я был в Старобельске и видел, что, выходя с избирательных участков, люди улыбались. Они чувствовали, что победили. Им невмоготу было терпеть дальше Порошенко. Это было связано в первую очередь с удушливой идейной атмосферой в стране. На Зеленского они возлагали огромные надежды. Все понимали, что он чудес не совершит. Но от президента, прежде всего, ожидали очищения моральной атмосферы. Ждали возвращения прав русского языка, прекращения давления на русскую культуру, которая является естественным фактором культурной жизни страны. Ждали правды о событиях на Майдане, об Иловайске, о конфликте на Донбассе вообще. Ждали прекращения этого братоубийства. Сейчас у тех, кто голосовал за Зеленского, возникло устойчивое чувство предательства. Это отравляет атмосферу в стране. Покаяния тех, кто хочет продолжить свою карьеру в публичной сфере, можно объяснить только этим "отравленным" контекстом.

Руслан Бортник, политолог, директор Украинского института анализа и менеджмента политики:

— Объяснить можно давлением — со стороны правительства, партийных ассоциаций, чтобы занимали более правильную политическую позицию. Угрозами того, что к ним домой или на работу придут радикальные группы, которые будут вершить над ними физическое или моральное насилие. Именно поэтому так резко меняется позиция спортсменов. В принципе, наши спортсмены, как правило, аполитичные и не очень хорошо разбираются в политических реалиях. Кроме того, сами по себе они настроены на дружбу и коммуникацию со спортсменами из других стран. И только под радикальным давлением они начинают писать всякие политические посты и клясться в патриотизме.

Ростислав Кравец, адвокат, старший партнер адвокатской компании "Кравец и Партнеры":

— В первую очередь — это политика государства, которое не реагирует на травлю. А она подпадает под целый ряд статей Уголовного кодекса. Начиная от хулиганства и буллинга и заканчивая угрозами национальным деятелям и пр. Но правоохранительные органы на все это закрывают глаза. И в результате человек остается один на один с проблемой. Плюс — зачастую ультранационалистические организации работают под прикрытием полиции, и люди понимают, что идти за защитой им просто некуда. Учитывая уровень коррупции в украинском спорте, а также все то, что пришлось им пережить, для того чтобы выступить на Олимпиаде или любых других соревнованиях, спортсмены понимают, что им проще сказать "как нужно". То же самое касается и блогеров. У них кроме подписчиков никого нет. И они боятся, что от них откажутся, и вынуждены это делать.

Кто и на основании чего определяет правильность и неправильность мыслей украинцев, а также преследует "неправильно мыслящих" в интернете (как Магучих), на улице (как Беленюка), в суде и т. д.?

Илья Кононов:

— В современном мире политическая власть осуществляется посредством манипулятивных технологий. Культурные программы для таких стран, как Украина, разрабатываются сначала в западных интеллектуальных центрах, а затем адаптируются к местным реалиям в аналитических центрах, действующих за западные деньги, на местах.

Тот украинский национализм, правого и крайне правого толка, который сейчас имеет финансирование и является политическим фактором, парадоксально является проводником иностранного влияния в Украине. На правых была сделана ставка во время кризиса 2013–2014 гг. Еще предстоит изучить, кто их собрал в один кулак для борьбы с Януковичем, а потом поддерживал как репрессивный фактор во внутренней жизни страны. С этим правым поворотом связано и утверждение в Украине идеологического комплекса, который был отражен группой Порошенко в слогане "Армія. Мова. Віра". Мракобесные идеи выступают средством репрессирования неугодных мнений. Среди "активистов" появилась большая группа людей, которые занимаются идеологической травлей в соцсетях. Есть определенная группа лиц, которая просто отслеживает неугодные публикации в украинском сегменте Facebook. Если кто-то попытается призвать к объективному отношению к жителям Донбасса, то на него обрушатся идеологические обвинения в потакании врагам. Мол, жители Донбасса сами виноваты в том, что с ними произошло, ибо у них не было патриотизма. Если попросить определить патриотизм, то на вас выльют бочку яда, и в конце концов вы услышите, что они не патриоты, так как не говорили на украинском языке. Эти люди не всегда являются ботами или проплаченными работниками ядовитой клавиатуры. Беда в том, что мракобесные идеологические комплексы вызывают среди части людей лояльную ответную реакцию. Эта реакция обусловлена и желанием урвать свою часть пирога временных победителей, и желанием показать власть имущим свою лояльность.

К сожалению, мракобесные праворадикальные идеологические комплексы заражены ксенофобией и расизмом. Случай с Жаном Беленюком — лишь симптом этого.

Руслан Бортник:

— Идеологически этим процессом управляют разного рода праворадикальные группы. Потом под их давлением эта позиция становится частью государственной политики. Но первое слово принадлежит именно праворадикалам.

Ростислав Кравец:

— На этом просто зарабатывают деньги. Другие же — те, кто помоложе, — смотрят на президента, секретаря СНБО, других политиков, которые, заигрывая с электоратом, разжигают межнациональную вражду, и представляют себя маленьким "шпрехенфюрером" или маленьким Даниловым, вот и несут откровенную чушь.

Почему, несмотря на давление и террористические методы, многие украинцы продолжают не верить ключевым месседжам официальной пропаганды: в то, что русские — враги, что в стране идет реальная война с агрессором, что Украина укрепляет свою независимость и экономику и т. д.?

Илья Кононов:

— Я бы даже сказал, что эти критические по отношению к власти настроения в последнее время только усиливаются. Выборы 2019 года были большинством народа восприняты как общественный контракт, предполагающий исправление, скажем мягко, ошибок Порошенко. Однако вся политика Порошенко сохранена и даже усугубилась. Поэтому и последовало глубокое разочарование.

Иногда высшие властные представители, не желая того, добавляют материал для иронического отношения к их словам. То президент и его окружение дружно начинают твердить, что они воюют за всю Европу, а, следовательно, вся Европа им и должна по гроб жизни. Когда европейцы дают понять, что они не просили об этом, появляется другой тезис. Например, Зеленский, мотивируя недопустимость "Северного потока — 2", заявляет, что если прекратится прокачка газа через нашу трубу, то Украине не на что будет содержать армию. Жителям Донбасса то говорят, что Украина борется за их умы, то угрожают поражением в политических правах после деоккупации. Это только примеры тех кульбитов властной мысли, которые расшатывают ее идеологическое доминирование.

Руслан Бортник:

— В первую очередь потому, что элиты не ведут себя соответствующим образом. Русские для них — это торговые партнеры, возможность заработка, хорошая территория для инвестиций. Для украинской элиты войны нет. Поэтому люди, глядя на них, не верят. Во-вторых, широкие родственные и исторические связи между украинцами и русскими. К тому же объективная действительность не всегда, но очень часто противоречит тезисам официальной информационной политики.

Ростислав Кравец:

— Всем надоела пропаганда. Пропаганда должна хоть чем-то подтверждаться. Ложь должна быть не стопроцентной, а хотя бы на 98%. А у нас 150-процентная ложь. В этом вся проблема. Когда власть опустит уровень лжи, шансов получить доверие будет больше.

Заключение Общественной экспертизы

Петр Порошенко проиграл выборы в первую очередь потому, что создал в стране удушливую атмосферу лжи и двойных стандартов. Победа Владимира Зеленского символизировала надежду 73% украинцев на окончание политического, военного и экономического кошмара. Однако реалии власти оказались таковы, что новый президент обманул ожидания своих избирателей по ключевым направлениям.

Эксперты связывают это с необходимостью для команды Зеленского заручиться поддержкой Запада, ради которой и раздувается антироссийская риторика. Так как большинство украинцев понимают, что речь идет о пропаганде, они в тезисы власти не верят. Чтобы держать в узде общественное мнение и соответствовать ожиданиям ЕС и США, власть всячески ограничивает дискуссию по ключевым для Украины вопросам: о том, что произошло на Майдане, как началась война на Донбассе, кто является субъектами противостояния в этой войне, почему не выполняются Минские соглашения и т. д. Ярослава Магучих и Жан Беленюк стали жертвами пропагандистского маховика, с помощью которого власть всеми силами пытается остаться у руля. Торгуя национальными интересами, продавая экономику страны Западу и сдавая Донбасс России.

Вести