Горячие новости

Приближает ли СНБО Украины мир на Донбассе?

14 мая президент Украины В. Зеленский подписал Указ №184/2020 с бюрократическим названием О решении Совета национальной безопасности и обороны Украины от 14 мая 2020 года "О применении, отмене и внесении изменений в персональные специальные экономические и другие ограничительные меры (санкции)"

Указ состоит всего из трех пунктов: ввести в действие и возложить ответственность за исполнение на того, кто и готовил санкционные списки, т.е. на СНБО.

Третий пункт предполагает вступление указа в действие со дня опубликования.

Предметом острой дискуссии в Украине и в России стали некоторые пункты, содержащиеся в Приложении 2. Там, наряду с предприятиями ВПК, СМИ, социальными сетями, интернет-сервисами, социологическими службами, в качестве объектов санкций названы некоторый университеты, академические и культурные учреждения.

Так, под номером 130 названо «Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования ''Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова’'. Под номером 131 находим Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования ''Тульский государственный педагогический университет им. Л. Н. Толстого''. Под номером 147 числится Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования ''Крымский федеральный университет имени В. И. Вернадского''.

Среди академических учреждений в санкционный список попали: Институт археологии РАН (№ 134), Институт истории материальной культуры РАН (№ 135), Институт востоковедения РАН (№ 136), Институт археологии Крыма РАН (№ 148), Академия наук Республики Татарстан (№ 124) и др.

Наибольший резонанс вызвали санкции против культурных центров мирового значения -Эрмитажа (№ 132) и Музея им. А. С. Пушкина (№ 133).

Под санкциями оказалось Русское географическое общество (№ 123) и ряд других научных обществ.

В указе нет мотивации введения санкций, однако перечень образовательных, культурных и научных учреждений свидетельствует о том, что дело здесь в Крыме.

Все названные учреждения, организации и общества, так или иначе, вели исследовательскую деятельность на полуострове.

К мотивации санкций и к их отмене у журналистов уже возникали вопросы. Например, рассматриваемый указ снял ограничения с крупного российского предпринимателя Алексея Федорычева, который был в розыске НАБУ. Журналисты уже связали это с лоббистской деятельностью адвоката Николая Банчука, якобы, близкого к председателю СБУ Ивану Баканову.

В данном случае наша задача не состоит в том, чтобы разбираться в отдельных случаях, связанных с бизнес-интересами. Этот указ затрагивает более общие вопросы, касающиеся деятельности высших органов власти Украины и перспектив ближайшего развития страны.

С одной стороны, год президентства В. Зеленского оказался крайне противоречивым. После его победы моральная атмосфера в стране улучшилась, у людей возникли огромные ожидания. В первую очередь, они касались достижения мира на Донбассе и реинтеграции региона, социальной справедливости и повышения уровня жизни, изменения культурной политики.

Однако чем больше проходило времени, тем больше гражданам страны казалось, что Зеленский занят тем, что доказывает, что он президент тех 23%, которые проголосовали против него. Своих же избирателей, представляющих большинство жителей Украины, он отталкивает.

Лихорадочная активность на каком-то направлении у президента сменяется длительным застоем. Отсутствие системности в действиях не даёт видеть возможную перспективу развития ситуации в стране.

За год граждане все больше утверждаются в мнении, что у В. Зеленского просто не оказалось политического таланта. Последний предполагает способность соединять тактические действия, политическую текучку, с основными стратегическими целями. У талантливого политика всегда присутствует стратегическая цель, о которой он никогда не забывает.

Невозможно в последние месяцы отделаться от мысли, что В. Зеленский говорит с чужого голоса, озвучивает  написанное другими.

Рассматриваемый указ ложится в эту картину. От президента многие ждали отмены санкций против безобидных Одноклассников и более сложной соцсети ВКонтакте. В Украине последней соцсетью в основном пользовалась молодежь. Мало кто верит, что запрет связан с угрозой слежения со стороны ФСБ. Секретом Полишинеля является то обстоятельство, что российские соцсети с украинского рынка выбили ради их американских аналогов. В результате аудитория Facebook выросла, но американская социальная сеть не обладает функциональностью российской. Скажем, в Facebook нет «стен» с научной литературой по разным вопросам. Поэтому украинские ученые, даже не зарегистрированные в ВКонтакте, до настоящего времени с грустью вспоминают эти возможности.

Коммерческие цели при введении санкций были не единственными. Команда П. Порошенко решала более амбициозную задачу – превращения Украины в «анти-Россию». Для этого разделялось информационное пространство наших стран. Война в Донбассе создала для этого основания. Однако, команда П. Порошенко хотела не просто противодействовать путинской пропаганде, а стремилась к разрыву исторически связанных этнических организмов, к разрушению нашей цивилизационной системы. Этим задачи той команды не исчерпывались. Второй задачей была ликвидация культурной специфики Донбасса, как полюса региональной системы.

Большинство граждан Украины проголосовали против П. Порошенко и программы его команды. Однако, теперь новая команда все плотнее втискивается в старую колею. Вновь даются обещания, которые не выполняются. Была встреча нормандской четверки в Париже, и ничего в Украине не поменялось. На переговорах в Минске украинская делегация выдвигает все новые условия, неизвестно кем выработанные. Компромисс не ищется. Урегулирование в Донбассе отодвигается в неясную даль.

В этом контексте, видимо, следует рассматривать и указ президента, о котором мы говорим. Он свидетельствует о том, что поиск урегулирования отношений между Украиной и Россией не рассматривается как актуальная задача. В ином случае было бы целесообразным взаимно открывать свои информационные пространства. Подчеркну, слово «взаимно». Об этом нужно вести переговоры. Распространение информации, работа журналистов – предпосылки для снятия недоверия.

И в этой связи следует сказать о Крыме. Его аннексия была проявлением грубого произвола по отношению к международному праву. Но надругательство над правом со стороны группировки В. Путина не обошлось без ассистирования со стороны тогдашней американской администрации Обамы. Конечно, пройдет еще какое-то время, пока станут известны детали. Но не исключено, что В. Путина прямо провоцировали угрозой для Черноморского флота РФ в Севастополе. Известно, насколько руководство РФ пугал призрак натовских кораблей в Крыму. В 2014 г. новое руководство Украины этим страхам очень подыгрывало.

Если это была продуманная операция спецслужб, спровоцировавшая российское вторжение в Крым, то её следует признать гениальной. Она вбила клин раздора между Украиной и Россией. Ни одно правительство в Москве не согласиться просто отыграть события назад, и ни одно правительство в Киеве не имеет права отказаться от суверенитета над Крымом. Это кажется вечной дилеммой, которая не даст нормализовать отношения меду Киевом и Москвой.

А эта нормализация нужна и Украине, и России. Конфликт на Донбассе является препятствием для развития обеих стран. Украине связи с Россией нужны для промышленного подъема. Россия с тлеющим донбасским конфликтом не сможет реализовать амбициозные цели создания зоны экономического сотрудничества в Евразии.

И вот проблема Крыма выстреливает всегда, когда только начинают намечаться перспективы сближения позиций сторон по урегулированию донбасского конфликта. Обсуждающийся указ из этой серии.

Адекватны ли запреты на сотрудничество с мировыми культурными центрами, каковыми являются Эрмитаж и Музей Пушкина? Думаю, что нет. Ясно, что эти учреждения не были инициаторами аннексии Крыма. Если они работают с культурными ценностями с полуострова, то можно было ограничиться дипломатической нотой. Но указ, через санкции против культурных центров мирового значения, добавляет в этот конфликт ценностное измерение. Ценностные же конфликты не подлежат рациональному разрешению.

МГУ им. Ломоносова – это огромная образовательная, исследовательская и издательская корпорация. Все ли её подразделения имеют отношения к крымской проблематике? Конечно, нет. Санкции, видимо, предполагают, что в Украине даже ссылаться на Вестники МГУ нельзя. Но эти журналы – весьма авторитетные издания, печатающие важные научные результаты. Тогда мы просто в очередной раз стреляем в свою собственную ногу.

Нынешней команде президента В. Зеленского нужна самостоятельная нюансированная работа по решению проблем, оставленных командой П. Порошенко. На уровне здравого смысла понятно, что эти проблемы нужно решать последовательно. Проблема Донбасса должна решаться раньше проблемы Крыма. Для решения проблемы Крыма нужно искать нетривиальные решения, а для этого необходимо ориентироваться не на заокеанские центры, а на отечественных ученых. И не нужно добавлять в перезревший конфликт ценностные нюансы.

Что же касается поставленного в заглавии вопроса, то, увы, пока СНБО мир на Донбассе не приближает. Жители же Донбасса и всей страны его ждут седьмой год.

Илья Кононов, социолог.