Горячие новости

«Обновленная группа в Минске».О чем нужно говорить на переговорах о Донбассе. Экономика

Когда слушаешь украинских переговорщиков и консультантов в Минске, то возникает чувство, что они надеются, что ситуация с Донбассом каким-то чудесным способом вернется в исходную довоенную ситуацию. Америка и Европа дожмут Россию. Она выведет своих военных. А дальше потечет обычная жизнь.

Подобные умонастроения совершенно неверно ориентируют и участников переговоров и рядовых граждан.

Ничего уже к прежней жизни не вернется.

Донбасс пережил катастрофу. Социологи давно знают, что после катастрофы к исходному состоянию вернуться нельзя. Применительно к экологическим катастрофам это показал Олег Яницкий, написавший специальное исследование «Экологические катастрофы: структурно-функциональный анализ» (М.,2013.URL:http://www.isras.ru/publ.html?id=2794). Его выводы применимы и к катастрофам других типов.

После катастрофы следует искать новый способ существования, который позволяет не только существовать, но и развиваться.

 Переговоры в Минске или на других площадках должны быть нацелены на поиск нового способа существования.

Современный Донбасс практически превращен в экономическую пустыню. Нельзя сказать, что опустынивание началось с 2014 г. Оно началось с грабежа 1990-х годов и продолжалось все годы независимости Украины. В основном это происходило из-за столкновения эгоистических интересов разных фракций правящего класса страны. Поэтому, скажем, Луганский тепловозостроительный завод не получал заказов от Укрзалізниці, а локомотивы закупались у иностранных производителей. Реструктуризация угольной промышленности превратила в зоны бедствия шахтерские города и поселки, сделав их экономически активное население прекариатом. Представители прекариата, теряя почву под ногами, готовы ехать на заработки за границу, готовы вступать в незаконные вооруженные формирования и т.д.

И все же в 2013 г. предприятия Донбасса производили около 15% ВВП страны или 240 млрд. гривен ($28,6 млрд) в год.

Следует сказать, что до войны Донбасс оставался регионом угля и стали. Поэтому его вклад в ВВП страны был в основном результатом работы промышленного сектора. На долю Луганской и Донецкой областей приходилась четверть украинского экспорта ($17 млрд в год). Только металлургических предприятий на Донбассе насчитывалось более 80, а продукции из них поставляли в 50 стран мира.

 Благодаря этому Украина до войны держала десятое место в мировом рейтинге по выплавке стали. В 2013 году добыча угля в Украине достигла почти 84 млн. тонн, и почти 75% из них приходилось на Донбасс. С началом войны ⅔ шахт остались на оккупированной территории. Популярный анализ экономической ситуации на Донбассе можно найти в статье Дарьи Проказы «Потери Донбасса: сколько стоила экономике страны оккупация региона» на сайте «Hromadske», откуда я и заимствовал приведенные цифры (URL https://hromadske.ua/ru/posts/poteri-donbassa-skolko-stoila-ekonomike-strany-okkupaciya-regiona)/).

После 2014 г. на территорию России переместили более 20 крупных предприятий, среди которых госкомпания «Топаз», которая производила радиотехнические системы и комплексы, Луганский патронный завод, Харцызский машиностроительный завод и др. Луганский электромеханический завод перебазировался в г. Каменск-Шахтинский в Ростовской области.

На территории региона, подконтрольной Украине, экономическая жизнь тоже не процветает. Предшествующими правительствами уже почти шесть лет проводилась политика уничтожения собственной угольной промышленности. Уничтожена стекольная промышленность. Такие крупные предприятия, как северодонецкий «Азот» то начинал работать, то останавливался. Когда-то крупнейший в Европе Лисичанский нефтеперерабатывающий завод постепенно превращается в груду ржавого металла.

Сельское хозяйство Донбасса в последние годы развивается по колониальному пути. Производится зерно и вывозится на внешние рынки. Прибыль достается узкому кругу лиц. Издержки ложатся на местное сообщество.

Официальные экономические связи между предприятиями Донбасса были разорваны в результате зимней блокады 2016/17 гг. Это был еще один болезненный удар по экономике региона. Правда, он способствовал расцвету контрабандного бизнеса.

Для полноценного развития Донбасс должен быть единым. Но он не сможет успешно развиваться на старой основе. Угольная промышленность и металлургия останутся лишь одним из секторов его экономики. Для перехода к цифровой экономике региону нужны инвестиции. Украина их обеспечить не сможет.

Одним из вариантов послевоенного восстановления Донбасса может стать свободная экономическая зона с очень низкими налогами. Вновь создаваемые производства на какой-то период должны вообще освобождаться от налогов. Особенно это должно касаться вновь создаваемых предприятий с передовыми технологиями.

Для финансирования восстановления Донбасса необходимо создать Международный фонд, участниками которого должны стать Украина, ЕС, США и обязательно Россия. Конечно, участников может быть значительно больше. Я называю тех, которые прямо или косвенно причастны к катастрофе Донбасса и должны нести за это ответственность.

Фонд не должны контролировать украинские чиновники, а международный совет.

Для предприятий Донбасса должны быть открыты как западные рынки, так и рынок Евразийского экономического союза.

Сказанное касается общей перспективы, о которой должны идти переговоры. Но необходимы и постепенные шаги для экономического оживления региона.

Необходимо официально отменить экономическую блокаду Донбасса, запустить железнодорожное и автобусное сообщение через линию размежевания, увеличивать долю гривны в товарообороте неподконтрольных территорий.

Конечно, для экономического развития необходимы политические и культурные условия. О них поговорим в следующих публикациях.

Илья Кононов, социолог, Ostrovok