Гарячі новини

«Мины» доклада Amnesty International о "нарушениях законов войны и гуманитарного права": аргументы «за» и «против»

«Ми не можемо впливати на те, що роблять військові, але ми платимо страшну ціну», - говорят украинцы, пережившие(переживающие) войну не в эвакуации, не в Польше, Германии, Италии или Канаде, не в социальных и пропагандистских  сетях, не в образовательных  уютных офисах, участвуя в тренингах, оплаченных   международными донорами и посвященных войне в Украине, а на своей собственной «шкуре», семьях, детях.

Война идет с 2014 года. И если большая часть Украины только теперь  наконец воочию «увидела» ее, то часть погружена в ее бесчинства уже восемь долгих лет.

2 июня 2014 года  в 4 утра разношерстные пророссийские группы вооруженных людей впервые применили в Луганске «новую» тактику войны: утром они высадились на крышах нескольких девятиэтажек в спальном районе Мирный, заняли квартиры последнего десятого этажа, подвалы домов и начали обстреливать центральный офис Луганского погранотряда, который находился через забор в 10 метрах от этих девятиэтажек.

 

В скором времени между этими же девятиэтажками появились  и ГРАДы.

 

Эвакуируясь в летом 2022 г из Бахмута (Донецкая обл.) , второй раз бросая свое жилье после обращния мэра «не мешать военным» , нам довелось на легковом автомобиле пересекать многие города – вплоть до Полтавы.

В Славянске, Краматорске мы видели между пятиэтажками скромно прислонившиеся к домам, принакрытые  маскировочной зеленой сеткой орудия. Сопровождавший  нас украинский военный посетовал: «Вот, стреляют из-за домов, потом сразу же меняют дислокацию, спрячуться за другим , и совершенно не думает, что в дом скоро прилетит ответка. В городах в первую очередь сегодня погибает мирное население, не военные...."

Киев заявил, что доклад Amnesty International (о том, что ВСУ нарушают законы войны) помогает российской пропаганде. И Москва действительно им воспользовалась.Российское оппозиционное издание  «Медуза» показало,  как.

Правозащитная организация Amnesty International 4 августа выпустила доклад под названием «Украинская тактика ведения боевых действий подвергает опасности мирных жителей». В нем говорится, что украинские военнослужащие используют гражданские объекты и тем самым превращают их в военные цели. В Киеве отчет Amnesty раскритиковали многие, в том числе президент Владимир Зеленский и даже местный офис самой правозащитной организации. В Москве же этот документ пригодился пропаганде, которая с начала войны убеждает россиян, что украинские военные якобы пользуются мирными гражданами как «живым щитом». «Медуза» исследовала реакции на самый резонансный военный отчет правозащитников.

О чем говорится в докладе Amnesty?

С начала полномасштабной войны в Украине Amnesty собирает сведения о военных преступлениях и ущербе для мирного населения. Организация выпускала отчеты о применении неизбирательного оружия для атак на украинские города, внесудебных казнях при оккупации Киевской области, ударе по драматическому театру в Мариуполе. Главными действующими лицами в этих отчетах были российские военные, а их действия Amnesty оценивала как военные преступления.

Новый отчет посвящен действиям украинских войск. Представители Amnesty с апреля по июль опрашивали жителей Донбасса, Харьковской и Николаевской областей и пришли к выводу, что по меньшей мере в 19 городах и селах этих регионов ВСУ вели обстрелы из жилых районов и обустраивали базы в гражданских объектах, включая больницы и учебные заведения. Ссылаясь на свои данные, Amnesty утверждает, что военные при этом не просили гражданских из близлежащих домов эвакуироваться и не помогали им в этом.

Такая практика нарушает законы войны и нормы международного гуманитарного права, но «никоим образом не оправдывает неизбирательные российские атаки», подчеркивается в отчете. В некоторых гражданских объектах, атаки на которые Amnesty задокументировала и расценила как военные преступления России, не было украинских войск, добавила организация.

Подробный пересказ отчета Amnesty можно прочитать тут.

Как докладом Amnesty International воспользовались прокремлевские СМИ?

Доклад Amnesty, чей русскоязычный сайт заблокирован в России с 11 марта 2022 года, 4 августа стал одной из главных новостей в российских СМИ и попал в топ «Яндекс.Новостей», куда не допущены независимые медиа. «Медуза» оценила освещение документа в не заблокированных в РФ медиа, которые с оговорками можно разделить на три категории (в каждой мы выбрали несколько примеров):
  • Государственные СМИ (ТАСС, РИА Новости)
  • Формально независимые и нейтральные, но подчиняющиеся требованиям военной цензуры и негласно взаимодействующие с властями (так называемый «белый список „Яндекса“», куда входят РБК, «Коммерсант», «Ведомости» и другие издания; при этом «Ведомости» выход доклада вообще проигнорировали)
  • Формально независимые, но провластные («Комсомольская правда»)

Все эти СМИ, с небольшими нюансами, сфокусировались только на той части доклада, которая прямо обвиняет Украину и ее вооруженные силы в нарушении международных норм гуманитарного права. Когда речь шла об ударах по занятым ВСУ объектам в населенных пунктах, при которых гибли мирные жители, эти издания умалчивали, что удары наносили именно российские войска.

Некоторые тезисы Amnesty International были полностью проигнорированы — например, о том, что нарушения украинской армией международного гуманитарного права не оправдывают обстрелы со стороны России, от которых страдает и гибнет мирное население Украины.

Какие детали доклада Amnesty не попали в российские новости? Максимально наглядно

Ниже мы привели те тезисы из доклада Amnesty, которые российские провластные издания упомянули, — и те, которые они опустили. Желтым маркером отмечены именно те, которые были (явно намеренно) исключены из текстов.

  • Военные базы оборудованы в жилых районах, включая школы и больницы, огонь вели из населенных жилых районов (РИА НовостиТАССРБККоммерсант, «Комсомольская правда»). Но эти нарушения не оправдывают неизбирательные обстрелы со стороны России, в результате которых погибли и пострадали мирные жители.
  • Украинские силы причиняют вред гражданскому населению <…> применяя системы вооружения в населенных пунктах, в том числе школах и больницах (РИА Новости«во время отражения российского вторжения, начавшегося в феврале» (цитата из доклада Amnesty).
  • Размещение боевых позиций и ведение огня на таких территориях превращает их в военные цели, российские удары по которым приводят к гибели мирных жителей и разрушению гражданской инфраструктуры (РБК).
  • В отдельных районах Харькова, где [Amnesty International] установила совершение Россией военных преступлений, организации не удалось найти доказательств присутствия украинских военных в тех местах проживания гражданских лиц, по которым были незаконно нанесены удары российских войск.
  • Российские силы наносили удары по многим зданиям школ, в которых до этого располагались украинские войска. При этом по меньшей мере в трех городах украинские военные переместились в близлежащие школы после российских ударов по их позициям (РБК).
  • Международное гуманитарное право не запрещает сторонам конфликта размещать войска в зданиях школ, в которых в тот момент не проводятся занятия. Однако у вооруженных сил есть обязанность избегать использования для этих целей зданий школ, которые находятся вблизи жилых зданий.
  • В Бахмуте здание университета использовалось в качестве военной базы, а в результате российского удара 21 мая были повреждены жилые дома поблизости и погибли семь человек (РБК).
  • Большинство ударов со стороны российской армии, которые задокументировала Amnesty International за последние месяцы, были нанесены заведомо неточным оружием, включая запрещенные на международном уровне кассетные боеприпасы или иные боеприпасы с широкой площадью поражения.
  • Как на доклад отреагировали украинские власти?

    «Не хочу давать оценку Amnesty International как организации. Но заявление они сделали абсурдное и оскорбительное. <…> Может, это неудачный подбор слов или, может быть, неудачные акценты. Но эти заявления звучат как неуважение к ВСУ и к нам — украинцам», — заявила вице-премьер Украины Ирина Верещук.

    Глава МИД Украины Дмитрий Кулеба обвинил Amnesty в «создании фальшивого баланса между злодеем и жертвой». Советник главы офиса президента Украины Михаил Подоляк сказал, что заявления о нарушениях со стороны ВСУ «носят характер информационной операции для дискредитации Вооруженных сил Украины и подрыва поставок вооружения со стороны западных партнеров».

    Замминистра обороны Украины Анна Маляр подчеркнула, что украинские военные укрепляют и обороняют города и села. «Пока мы будем ждать российского врага в поле, как кое-кто нам советует, россияне займут все наши дома», — сказала она. Министр обороны Украины Алексей Резников добавил, что Украина не позволит «поносить нашу армию, наших защитников».

    Президент Украны Владимир Зеленский заявил об «аморальной избирательности» Amnesty: «Оккупанты неоднократно сознательно били из артиллерии и минометов по очередям людей за водой, по эвакуационным автобусам, по остановкам общественного транспорта. <…> И отчетов об этом почему-то нет. <…> Каждый, кто амнистирует Россию и создает такой информационный контекст, что какие-то удары террористов оправданы или понятны, не может не осознавать, что это помогает террористам».

  • Как доклад оценили украинские журналисты и правозащитники?

    Amnesty раскритиковали не только власти Украины, но и многие представители украинского медийного и правозащитного сообщества. Как и чиновники, они обвинили организацию в том, что она приравнивает обороняющуюся сторону к нападающей.

    «У украинских военных есть боевая задача удержать населенный пункт. А какое право преступники имели захватывать этот населенный пункт? Фактически первая ответственность за то, что это преступление совершено, лежит на Российской Федерации, начавшей войну», — заявил глава Украинского Хельсинкского союза по правам человека Александр Павличенко. Он также отметил, что в отчете нет данных об использовании гражданских объектов на оккупированных территориях Украины.

    Журналистка Наталья Гуменюк подчеркнула, что при необходимости военные имеют право занимать позиции в городе, предупредив гражданских. Она добавила, что, исходя из ее наблюдений и опыта общения с военными и мирными жителями, ВСУ стараются не подвергать угрозе гражданских. Гуменюк также напомнила о понятии «чрезмерной силы»: «Если даже на каком-то заводе / элеваторе было несколько украинских военных, все равно преступно нацеливать ракеты в это место, если большое количество гражданских вокруг может пострадать».

    Содиректор программ внешней политики и международной безопасности киевского Центра имени Разумкова Алексей Мельник назвал форму подачи информации в отчете Amnesty «очень удобной для российских нарративов». О том, что отчет играет на руку российской пропаганде, говорили и украинские власти.

    Что говорят о докладе другие эксперты?

    Бойд ван Дейк — историк, исследователь Мельбурнского университета, автор книги о создании Женевских конвенций — опубликовал в твиттере тред с разбором критики в адрес Amnesty. Самым важным аргументом критиков он назвал аргумент о том, что несправедливо сравнивать относительно небольшие нарушения со стороны войск Украины, которая защищается, с массовыми нарушениями со стороны России, которая нападает.

    По словам историка, вопрос о том, должны ли жертвы агрессии строго следовать международному гуманитарному праву, — спорный. Он был таковым еще в период создания Женевских конвенций (приняты в 1949 году). Интересно, что тогда СССР выступал против идеи о том, что международное гуманитарное право в равной степени применимо ко всем сторонам, отметил ван Дейк.

    «С аналитической и нормативной точки зрения было бы лучше охватить все богатство истории международного гуманитарного права, а не оформлять ее как сборник кодов с жесткими ограничениями для тех, кто борется с агрессией или геноцидом, как в отчете Amnesty», — заявил он.

    В отчете действия украинских военных названы нарушением законов войны. Однако не все такие нарушения являются военными преступлениями. В частности, использование гражданского населения в качестве живого щита — военное преступление, тогда как занятие военными пустого гражданского здания — нет, пояснил «Медузе» глава международной практики «Агоры» Кирилл Коротеев. По его словам, за военные преступления напрямую предполагается международное судебное преследование, а нарушение законов и обычаев войны может преследоваться в ином порядке — например, как нарушение договоров о правах человека или норм национального права конкретной страны.

  • Что на все это отвечают в самой Amnesty?

    Украинский офис организации заявил, что не участвовал в подготовке отчета. Сотрудники Amnesty в Украине выступали против публикации доклада в нынешнем виде, считая его однобоким и неполным. Когда стало понятно, что документ все же не изменится, они отказались переводить его на украинский и публиковать на своей версии сайта Amnesty, рассказала директор местного офиса организации Оксана Покальчук.

    «Бюрократия, непонимание локального контекста, негибкая система работы, игнорирование мнения украинской команды и позиции правозащитного сообщества в Украине — все это помешало нам остановить сегодняшний релиз еще на стадии идеи, как это должно было быть. Тем не менее, со всеми упомянутыми явлениями мы сражались до последнего», — заявила Покальчук.

    Генеральный секретарь Amnesty International Аньес Калламар, занявшая этот пост немногим более года назад, обвинила в атаке на организацию «толпы украинских и российских троллей в социальных сетях». «Это называется военной пропагандой, дезинформацией, искажением информации, — заявила она. — Это не повлияет на нашу беспристрастность и не изменит фактов».

    Аньес Калламар

  • PS.

     
  • Доклад Amnesty International

    • Военные базы, созданные в жилых районах, включая школы и больницы 
    • Атаки совершены из населенных гражданских районов
    • Такие нарушения не оправдывают неизбирательные атаки России, в результате которых погибли и были ранены бесчисленное количество гражданских лиц.

    Украинские войска поставили под угрозу гражданское население, создав базы и действуя системы вооружения в населенных жилых районах, в частности в школах и больницах, отражая начавшееся в феврале российское вторжение, сообщила сегодня Amnesty International. 

    Такая тактика нарушает международное гуманитарное право и ставит под угрозу гражданское население, поскольку превращает гражданские объекты в военные цели. Последующие российские удары по населенным пунктам привели к гибели мирных жителей и разрушению гражданской инфраструктуры. 

    «Мы задокументировали образец того, как украинские войска подвергают риск гражданское население и нарушают законы войны, когда они действуют в населенных пунктах», — сказала Агнес Калламар, генеральный секретарь Amnesty International. 

    «Пребование в обороне не освобождает украинских военных от соблюдения международного гуманитарного права».

    Однако не все российские нападения, документированные Amnesty International, придерживались этой модели. В других местах, в которых Amnesty International пришла к выводу, что Россия совершила военные преступления, в частности в некоторых районах города Харькова, организация не нашла доказательств того, что украинские силы расположены в гражданских районах, незаконно обстреливавших российские военные.

    С апреля по июль исследователи Amnesty International несколько недель   изучили российские удары   в Харьковской, Донбасской и Николаевской областях. Организация проверила места забастовки; опросили выживших свидетелей и родственников жертв нападений; и провели дистанционное зондирование и анализ оружия. 

    В ходе этих расследований исследователи нашли доказательства того, что украинские войска наносили удары с населенных пунктов, а также базировались в гражданских зданиях в 19 городах и селах регионов. Лаборатория кризисных доказательств организации проанализировала спутниковые изображения, чтобы подтвердить некоторые из этих инцидентов.

    Большинство населенных пунктов, где разместились солдаты, были в километрах от линии фронта. Были доступны жизнеспособные альтернативы, которые не угрожали бы гражданским лицам, например, военные базы или густые леса поблизости или другие сооружения, расположенные подальше от жилых районов. В задокументированных случаях Amnesty International не известно о том, что находившиеся в гражданских зданиях в жилых районах украинские военные просили или помогали гражданским лицам эвакуироваться из близлежащих зданий – непринятие всех возможных мер по защите гражданских лиц.

    Нанесение ударов из населенных пунктов гражданского населения 

    Выжившие и свидетели российских ударов на Донбассе, в Харьковской и Николаевской областях, рассказали исследователям Amnesty International, что украинские военные действовали возле их домов примерно во время ударов, подвергая районы ответного огня со стороны российских войск. Исследователи Amnesty International стали свидетелями такого поведения во многих местах.

    Международное гуманитарное право требует от всех сторон конфликта избегать, по возможности, размещения военных объектов в густонаселенных районах или вблизи них. Другие обязательства по защите гражданских лиц от последствий атак включают отстранение гражданских лиц от военных объектов и эффективное предупреждение о нападениях, которые могут повлиять на гражданское население. 

    Мать 50-летнего мужчины, погибшего во время ракетных обстрелов 10 июня в селе к югу от Николаева, рассказала Amnesty International: «Военные находились в доме рядом с нашим домом, и мой сын часто относил еду солдатам. Я несколько раз умолял его держаться подальше, потому что боялся за его безопасность. В тот день, когда произошла забастовка, мой сын был во дворе нашего дома, а я была дома. Его убили на месте. Его тело было разорвано в клочья. Наш дом был частично разрушен». В соседнем доме исследователи Amnesty International обнаружили военную технику и форму.

    Николай, живущий в многоэтажке в районе Лисичанска (Донбасс), неоднократно подвергавшийся российским атакам, в результате которых погиб по меньшей мере один пожилой мужчина, сказал Amnesty International: «Я не понимаю, почему наши военные стреляют из городов и не с поля». Другой житель, 50-летний мужчина, сказал: «Рядом, безусловно, идет военное действие. Когда идет выходной огонь, мы слышим входящий огонь со временем». Исследователи Amnesty International стали свидетелями того, как солдаты использовали жилой дом примерно в 20 метрах от входа в подземное укрытие, которое использовали жители, где был убит пожилой мужчина.

    В одном городе на Донбассе 6 мая российские войска применили широко запрещенные и по своей сути невыборные кассетные боеприпасы против района в основном одно- или двухэтажных домов, где украинские силы использовали артиллерию. Осколками повреждены стены дома, где живет 70-летняя Анна с сыном и 95-летней матерью. 

    Анна рассказала: «Шрапнель вылетела в дверь. Я был внутри. Украинская артиллерия была у моего поля… Солдаты были за полем, за домом… Я видел, как они заходили и выходили… с тех пор как началась война… Моя мама… парализована, поэтому я не мог убежать».

    В начале июля при ударе русских войск по сельскохозяйственному составу в районе Николаева был ранен работник фермы. Через несколько часов после удара исследователи Amnesty International стали свидетелями присутствия украинских военных и транспортных средств в зоне хранения зерна и свидетели подтвердили, что военные использовали склад, расположенный через дорогу от фермы, где живут и работают гражданские.

    Пока исследователи Amnesty International исследовали повреждения жилых и близлежащих общественных зданий в Харькове и в селах на Донбассе и восточнее Николаева, они услышали огонь с позиций украинских военных неподалеку.

    В Бахмуте несколько жителей рассказали Amnesty International, что украинские военные использовали здание, расположенное всего в 20 метрах через дорогу от жилой многоэтажки. 18 мая российская ракета попала в переднюю часть дома, частично разрушив пять квартир и повредив соседние здания. Жительница Екатерина, пережившая забастовку, рассказала: «Я не поняла, что произошло. [Были] разбиты окна и много пыли в моем доме… Я остался здесь, потому что мама не хотела уходить. У нее проблемы со здоровьем».

    Трое жителей сообщили Amnesty International, что перед ударом украинские войска использовали здание напротив разбомбленного здания, а два военных грузовика были припаркованы перед другим зданием, поврежденным при попадании ракеты. Исследователи Amnesty International обнаружили признаки военного присутствия в здании и вне его, в частности мешки с песком и закрывающую окна черную пластиковую пленку, а также новое американское оборудование для оказания первой помощи.

    "Мы не можем влиять на то, что делают военные, но мы платим цену", - сказал Amnesty International житель, чей дом также пострадал во время удара.

    Военные базы в госпиталях

    Исследователи Amnesty International стали свидетелями того, как украинские силы использовали больницы в качестве   де-факто   военных баз в пяти местах. В двух городах десятки военных отдыхали, мучились и питались в госпиталях. В другом городе военные вели огонь у больницы.

    В результате российского авиаудара 28 апреля двое сотрудников медицинской лаборатории в пригороде Харькова были ранены после того, как украинские войска разместили базу на базе.

    Использование больниц в военных целях является нарушением международного гуманитарного права.

    Военные базы в школах

    Украинские военные регулярно создают базы в школах городов и сел в Донбассе и в районе Николаева. Школы были временно закрыты для учащихся с начала конфликта, но в большинстве случаев здания находились вблизи населенных гражданских районов 

    . В 22 из 29 посещенных школ исследователи Amnesty International либо нашли солдат, использовавших помещение, либо нашли доказательства нынешнего или предыдущего пребывания военной активности, включая наличие военной одежды, списанных боеприпасов, армейских пайков и военных транспортных средств. 

    Российские войска нанесли удары по многим школам, которые использовали украинские войска. По меньшей мере, в трех городах после российской бомбардировки школ украинские солдаты переместились в другие школы неподалеку, поставив окружающие районы под угрозу подобных атак.

    В городе восточнее Одессы Amnesty International стала свидетелем широкого использования украинских военными гражданских территорий для проживания и плацдарма, включая размещение бронетехники под деревьями в чисто жилых кварталах и использование двух школ, расположенных в густонаселенных жилых районах. В период с апреля по конец июня в результате российских ударов у школ были убиты и ранены несколько мирных жителей, в том числе ребенок и старшая женщина, погибшие во время ракетного обстрела их дома 28 июня. 

    В Бахмуте украинские войска использовали здание университета как базу, когда российский удар нанес удар 21 мая, в результате которого погибли семь солдат. Университет примыкает к многоэтажному жилому дому, пострадавшему от удара, рядом с другими гражданскими домами примерно в 50 метрах. Исследователи Amnesty International обнаружили во дворе разбомбленного корпуса университета остатки военной машины.

    Международное гуманитарное право непосредственно не запрещает сторонам конфликта базироваться в школах, где не проводятся сессии. Однако военные обязаны избегать использования школ, находящихся вблизи домов или многоквартирных домов, полных гражданских лиц, подвергая этой жизни риску, если нет насущной военной потребности. Если они это сделают, они должны предупредить гражданских лиц и, если нужно, помочь им эвакуироваться. Кажется, этого не произошло в случаях, рассматриваемых Amnesty International. 

    Вооруженные конфликты серьезно препятствуют праву детей на образование, а использование школ в военных целях может привести к разрушениям, еще больше лишающим детей этого права после окончания войны. Украина является одной из 114 стран, одобривших   Декларацию о безопасных школах  , соглашение о защите образования во время вооруженного конфликта, которое   позволяет сторонам   использовать заброшенные или эвакуированные школы только там, где нет реальной альтернативы. 

    Неизбирательные атаки русских войск 

    Многие российские удары, которые Amnesty International задокументировала в последние месяцы, были совершены по своей сути неизбирательным оружием, включая международно запрещенные   кассетные боеприпасы  , или другое взрывное оружие с широкой зоной действия. Другие использовали управляемое оружие с разными уровнями точности; в некоторых случаях оружие было достаточно точно, чтобы нацеливаться на конкретные объекты.

    Практика украинских военных по размещению военных объектов в населенных пунктах никак не оправдывает неизбирательных атак России. Все стороны конфликта должны всегда различать военные цели и гражданские объекты и принимать все возможные меры предосторожности, в том числе по выбору оружия, чтобы свести к минимуму ущерб для гражданского населения. Неизбирательные атаки, которые убивают или ранят гражданских лиц или наносят ущерб гражданским объектам, являются военными преступлениями.

    «Украинское правительство должно немедленно обеспечить размещение своих сил вдали от населенных пунктов или эвакуировать гражданских лиц из районов, где действуют военные. Военные никогда не должны использовать госпитали для участия в войне, и должны использовать школы или гражданские дома только как крайнее средство, когда нет жизнеспособных альтернатив», – сказала Агнесс Калламар. 

    Amnesty International обратилась в Миноборону Украины с результатами исследования 29 июля 2022 года. К моменту публикации они еще не ответили.

     
  • East\West.ostrovok