Гарячі новини

Жизнь в "Л/ДНР": барабанная дробь властей и недовольство народа. Взгляд российского журналиста

Журналист "Росбалта" задался вопросом "Сколько «народного» в республиках Донбасса?". Публикуем его размышления.

Интересное совпадение — как только где-то появляются государство или территория, в названии которых присутствует слово «народный», почти всегда можно быть уверенным, что сам народ к управлению ими никакого отношения не имеет. Чтобы не быть голословным можно вспомнить целую плеяду таких государств: Корейская Народно-демократическая республика (Северная Корея) с ее династией Кимов, Китайская Народная Республика, с ее олигархической системой правления, страны «народной демократии» Восточной Европы времен господства там Советского Союза, Третий рейх, вожди которого также называли свое государство «народным», и так далее.

В этот ряд сегодня органично вписываются и непризнанные ДНР и ЛНР на востоке Украины. Как все яснее становится видно, жизнь в этих «народных республиках» порой настолько допекает местное население, что вместо того, чтобы непрерывно восхищаться своими руководителями и бесконечно выражать готовность класть за них свои жизни, люди там начинают бороться за свои элементарные права.

Судя по сообщениям СМИ, в непризнанных Донецкой и Луганской республиках нарастает недовольство рабочих. На предприятиях задерживают зарплату, которая к тому же сейчас в три раза меньше, чем «при Украине». При этом в ДНР, по словам анонимного источника газеты МК, протестовать открыто невозможно в принципе. «Зачистили всех, кто мало-мальски мог стать реальной оппозицией. Тут даже компартию загнобили, не допустив к „выборам“. Тех, кто в интернете критиковал промахи властей, председатель общественной палаты (ДНР) Александр Кофман открыто называет трупными червями, а по телевидению, не стесняясь и ничего не боясь, говорят о карательной психиатрии для местных обличителей», — приводит его слова издание.

 

В ЛНР ситуация несколько иная. Жители города Алчевск, как пишет Lenta.ru, вышли на акцию протеста из-за многомесячной невыплаты заработной платы на местном металлургическом комбинате. В СМИ появлялись сообщения, что работники комбината даже выдвинули ультиматум руководству ЛНР — если задолженность не вернут и не накажут виновных, его авторы обещают обратиться ко всем трудящимся республики с призывом о всеобщей забастовке и формировании своего рабочего правительства.

Любопытные данные о положении в промышленности уже ДНР сообщает все тот же анонимный источник МК. Сразу отметим, что собеседник издания вполне лоялен властям непризнанной республики, а потому в предвзятости заподозрить его невозможно.

«До войны работали сортовое и листовое производство… Сейчас ничего этого нет. Первого мая мы запустили доменную печь. При Украине это было бы рядовым событием. Там теперь можно производить низкопередельный чугун — это сырье. А раньше мы производили продукцию, которая пользовалась спросом по всему миру. Наш металл покупали даже в США, а сейчас мы свою продукцию только в Россию гоним. Ну и люди бегут с предприятия. Зарплаты маленькие, перспектив нет, сортовой цех не работает, листопрокатный цех не работает. У людей большое разочарование», — рассказывает этот человек.

Тут, конечно, самое время спросить недовольных, чего они, собственно, хотели, когда начали бороться с этим «раньше»? И вот какой приводится ответ: «Я не поддерживал так называемые „события на Майдане“, потому что не приемлю нацистскую идеологию в любом проявлении. После работы ходил на антимайдановские митинги в Донецке, ночевал у ОГА… После стремительного присоединения Крыма к России, мне, как и многим, поверившим в Русскую Весну, показалось, что возрождается некогда великое и могучее государство».

Подобные взгляды, как мне представляется, являются довольно типичными для тех «трактористов и шахтеров», которые в 2014 году поддержали создание «народных республик» на востоке Украины. Конечно, таких людей можно легко поймать на явных противоречиях, но особого смысла в этом нет. Отсутствие логики (порой кричащее) в их умопостроениях — результат целого ряда обстоятельств, часто от них не зависящих. Поддержка «русской весны» — это от старого доброго советского «интернационализма», на котором так ловко в 2014-м сыграла вполне себе буржуазная Россия. Этот «интернационализм» чудесным образом сочетался с великодержавным русским шовинизмом. «Союз нерушимый республик свободных сплотила навеки Великая Русь», — пелось в гимне СССР. То есть Русь — великая, а остальные? Видимо, перефразируя Оруэлла, «все нации равны, но некоторые равны более, чем другие».

Рассуждая об этом, я с глубоким удовлетворением мог бы, конечно, констатировать, насколько был прав, когда в сентябре 2014 года писал: «Имперские „левые“ в России упорно продолжают надеяться на построение социализма в Донбассе. Возьму на себя смелость утверждать, что социализма там не будет. Никакого. Ни правильного, с рабочим самоуправлением на предприятиях и широкой демократией во всех сферах жизни, ни тоталитарного сталинского, при котором пролетарии остаются все такими же наемными рабами, правда, с гарантированной работой и сносной кормежкой, но без права на собственный голос. Не будет хотя бы потому, что идеологические и финансовые спонсоры проекта „Новороссия“ таких целей себе никогда не ставили. И не могли ставить в принципе».

Однако радости от своей правоты я не испытываю, потому что страдания людей, даже вследствие их нежелания видеть какие-то очевидные вещи, не доставляют мне удовольствия.

Обратим внимание на другое важное обстоятельство. Несмотря на то, что тогда в Донбасс из России метнулось довольно большое число людей с условно левыми взглядами, для значительной части из них социализмом является примерно то же, о чем говорит и нынешний донецкий рабочий. «Социализм» таких людей имеет вполне «советский» облик: «великое и могучее государство» с ракетами, которое боятся враги. Внутри страны этот «социализм» ограничивается возможностью работать и зарабатывать деньги. Причем не важно на кого — на государство или частника. Главное, чтобы вовремя платили приличную зарплату, а летом предоставляли бесплатную путевку в дом отдыха.

Ничего собственно социалистического в таком «социализме» с научной точки зрения нет. Но большинству рабочих другого и не надо. Только под давлением крайних обстоятельств — реального голода в силу многомесячных невыплат зарплаты — у них могут появиться требования чего-то более радикального, вроде постановки вопроса о смене политического руководства или призывов ко всеобщей забастовке и формирования «подлинно рабочего правительства». Да и то, положа руку на сердце, мы не можем с уверенностью утверждать, являются ли такие слова действительным отражением взглядов забастовщиков или они переформулированы пишущими об этом СМИ. Если первое, то флаг рабочей борьбы вам в руки.

Штука в том, что большинство рабочих, как правило, имеют те взгляды и убеждения, которые доминируют в их окружении. Современное общество же по преимуществу буржуазно. Поэтому значительная часть пролетариев как физического, так и умственного труда имеют соответствующие взгляды и запросы. В этом нет ничего нового. Еще Маркс утверждал, что буржуазия делает свои ценности главными для большинства общества.

Однако нужно подчеркнуть, что здесь тоже есть варианты. Правда, в современном мире у рабочих, как и у других классов, выбор достаточно ограничен: либо буржуазная демократия, либо буржуазная диктатура.

При первом варианте, несмотря на все его недостатки, главным из которых остается тот, что это демократия толстых кошельков, у рабочих, тем не менее, есть возможность открыто бороться и за улучшение своего социально-экономического положения, и за развитие политических прав и свобод. В этой системе они могут, не боясь репрессий, открыто критиковать свое правительство. Как говорил один социалистический теоретик и практик, «борьба за расширение демократии есть борьба за социализм».

А вот если рабочие делают выбор в пользу буржуазной автократии и диктатуры, то у них точно не остается никакого «окна возможностей», а значит, надежд на лучшее будущее.

Александр Желенин

Источник: Росбалт