Гарячі новини

Донбасский конфликт в массовом сознании жителей региона и перспективы украинско-российских отношений

Последние три десятилетия в мировой политике происходили события, которые ранее считались наименее вероятными. Значительное их число пришлось на постсоветское пространство (условно говоря, от первой до второй войны в Карабахе).

Все сказанное нуждается в рациональных объяснениях, которые, очевидно, нужно искать в динамике мировой капиталистической системы. Восстановление её целостности, разрушение мировой системы социализма, как альтернативного центра накопления капитала, победа неолиберального проекта, связанного с соответствующей моделью глобализации, стали причиной нарастания в этой системе внутренних противоречий. Противоречия между транснациональными и национальными структурами капиталистической экономики привели к кризису государственности как формы политической жизни. Транснациональная буржуазия, как высший слой буржуазного класса, создала для себя пространство, в котором государственные регуляторы значительно ослаблены или не действуют вовсе. Сами государства, сохраняя старые формы, все больше теряют функции представительства различных социальных сил, согласования их интересов. Они с разной скоростью, но эволюционируют в институциональные образования, которые служат для правящих групп средством извлечения административной ренты, реализации узкогрупповых интересов. Фундаментальный характер приобрели отношения "власть-собственность".

 

 

 Существенно изменились внутригосударственные и межгосударственные конфликты, приобретшие характер проектов.

Как проекты транснациональной буржуазии формируются движения, нацеленные на политические изменения в тех или иных странах(«цветные революции»), что достаточно давно было предложено называть буржуазным бланкизмом. Значительное число вооруженных конфликтов утратило конвенциональный характер, а понятие войны приобрело чрезвычайную проблемность.

Борьба США и КНР, которую можно считать новым этапом борьбы за гегемонию в рамках мировой капиталистической системы, является фоновым определением современной мировой ситуации. Слабеющий гегемон делает ставку на многочисленные альянсы и множественные конфликты низкой интенсивности. Страны, попавшие под внешнее управление, становятся инструментами достижения чужих геополитических целей.

Большое распространение получил термин «proxy war» (война по поручению). Страны, сдвинувшиеся на периферию мировой капиталистической системы и попавшие под внешнее управление, используются в борьбе со странами полупериферии, которые заявляют претензии на повышение своей мировой роли (примером может служить конфликт Грузии и РФ 2008 г.). Для войн по договоренности проектно создаются различные политические эфемерии (повстанческие движения, сепаратистские движения, квазиреспублики и пр.).

В этом контексте можно попытаться понять события в Донбассе, длящиеся уже седьмой год.

В мировом экспертном сообществе, использующем методологию мир-системного анализа, часто оценивают этот конфликт как «…экспортированное на периферию напряжение между группами стран ядра, как экстернализацию напряжения между фракциями элит ядра, нацеленными на разные режимы контроля центрально-европейской периферии» .

Противостояние в Донбассе очень показательно в плане выявления характеристик современных конфликтов низкой интенсивности. Этот конфликт многослоен по составу его участников и концессионеров. Его характер менялся от открытых военных действий до затяжного вооруженного позиционного противостояния. РФ, чье участие в этом конфликте подпадает под определение военной агрессии, всё время пыталась перевести свою борьбу с Украиной в ситуацию криптовойны. Прямое участие военных РФ в 2014 и 2015 гг., обстрелы территории Украины системами залпового огня, участие в создании сателлитарных структур «ЛНР» и «ДНР», подготовка вооруженных групп из жителей Донбасса на территории Ростовской области маскировались под повстанческое движение местного населения.

Кроме РФ, Украины и негосударственных структур в этом конфликте есть много опосредованных участников, что видно по конфигурации сторон, участвующих в переговорах о его урегулировании (Нормандский формат, участие США в выработке линии поведения Украины). Все это делает его разрешение крайне сложным.

В настоящий момент для РФ и Украины донбасский конфликт выглядит тупиковой политической проблемой. В большей степени этот политический тупик возник из-за серии ошибочных политических решений, принятых руководством РФ. Донбасс, наряду с Крымом, препятствует нормализации политических отношений между нашими странами, а тем самым негативно влияет на их национальные интересы. Это касается возможностей сотрудничества в развитии высокотехнологических отраслей промышленности, расширения зон экономического сотрудничества и свободной торговли, противодействия эпидемическим заболеваниям и т.д.

Представляется, что для выхода из политического тупика в украинско-российских отношениях нужно разделить проблемы Донбасса и Крыма.

 

   Проблема Донбасса в нынешних условиях может рассматриваться как поддающаяся решению. При этом нужно найти решение, когда конфликтующие стороны могут сохранить лицо. В переговорном процессе точкой поиска общей позиции при решении конфликта должны стать интересы мирного населения Донбасса, которое является главной пострадавшей его стороной.  

В этой связи большое значение приобретает выявление общественного мнения жителей неподконтрольных правительству Украины частей Луганской и Донецкой областей.

Проведение массовых опросов на территориях вооруженного противостояния достаточно проблемно. Украинские и российские социологические организации получали во время опросов на Донбассе крайне неустойчивые результаты [9].

Нетрадиционный способ получения первичной социологической информации был использован неправительственной организаций “KharkivGate”. Её специалисты организовали опрос людей, которые перемещаются через КПВВ Станица Луганская в обоих направлениях.

Социологам в этом случае приходится иметь дело с неклассическим объектом исследования потокового типа. Этот процесс формируется в разных населенных пунктах по обеим сторонам линии разграничения и приобретает зримые контуры движения человеческих масс, встречающихся на территории КПВВ. Потоки людей с обеих сторон крайне нестабильны во времени по интенсивности и по составу. Это делает сложным обеспечение репрезентативности выборочной совокупности.

Первоначально планировавшийся метод экзит-полла оказался неэффективным по причине нестабильности очереди. Поэтому репрезентативность обеспечивалась двумя методами. Во-первых, утром в результате статистического мониторинга очереди людей, идущих в Луганск, устанавливались квоты по полу на день. Во-вторых, опрос проводился ежедневно равными порциями (15 – 16 человек) с 23 августа по 21 сентября 2020 г.

В целом за указанный период было опрошено 402 чел. Среди опрошенных 53% составляли мужчины и 47% - женщины. В людском потоке 64% составляли пенсионеры, 15% - работающие полный рабочий день по найму, по 5% - самозанятые и временно не работающие, по 3% - студенты и работающие на временных работах, 1% - работодатели. Еще 4% не указали вид своей деятельности. В потоковой структуре 77% респондентов постоянно проживали на территории, контролируемой «ЛНР», 22% - на свободной территории Украины и 1% представляли граждане других стран (от Польши до Египта).

Рассмотрим некоторые результаты этого опроса. Прежде всего следует принять во внимание распределение ответов на вопрос о понимании природы донбасского конфликта. Распределения представим по месту постоянного проживания респондентов и по принадлежности к крупнейшим этническим группам, проживающим в Донбассе.

 

Таблица 1. Понимание природы военного конфликта на Донбассе (в % от числа опрошенных)

№п/п

Характеристики войны

 

Все опрошенные

n=402

«ЛНР»

n=309

Украина

n=87

Русские

n=114

Украинцы

n=244

1.

 

Борьба США и России за сферы влияния

29

 

31

26

33

30

2.

Гражданская война в Украине

15

 

15

16

18

14

3.

Конфликт элитных групп, который своевременно не погасили и он разгорелся в военный пожар

26

27

26

29

28

4.

Борьба донбасского народа за независимость

6

5

8

4

8

5.

Российско-украинская война

10

10

11

3

12

6.

Борьба олигархов за прибыль и влияние в регионе

37

40

29

48

36

7.

Кара Господня за грехи

5

5

8

7

5

8.

Антитеррористическая операция с целью ликвидировать сепаратизм

1

2

1

1

1

9.

Другое

5

3

9

5

2

 

Как видим, наши респонденты склонны рассматривать донбасский конфликт как производное внутриэлитных противоречий в Украине, которые усугубили внешнеполитические факторы. Не являются определяющими варианты «гражданская война», «российско-украинская война», «борьба донбасского народа за независимость» и т.д.

Понятным в этом контексте является и распределение ответов респондентов на вопрос о желательном будущем «ЛНР».

 

Таблица 2. Представления о желательном развитии ситуации с «ЛНР» (в % от числа опрошенных).

N

п/п

Направления желательного развития

Все опрошенныеn=402

«ЛНР»

n=309

Украина

n=87

Русские

n=114

Украинцы

n=244

1.

«ЛНР» должна войти в состав Украины, став частью единой Луганской области

42

39

52

33

45

2.

«ЛНР» должна войти в состав Украины на правах автономии

33

36

22

32

32

3.

«ЛНР» должна остаться самостоятельным государством

6

5

6

4

6

4.

«ЛНР» должна войти в состав России как отдельная область

3

4

2

6

2

5.

«ЛНР» должна войти в состав России как автономная республика

3

2

3

4

2

6.

Другое

13

13

11

19

10

 

В данном случае мы видим достаточно выработанное общественное мнение, предполагающее реинтеграцию Донбасса в рамках Украины.

Региональная общность Донбасса сохранила единство на уровне межчеловеческих связей. Линия разграничения здесь воспринимается как граница между своими.

Таблица 3. Представления о линии размежевания (в % от числа опрошенных)

Природа линии размежевания

Все опрошенныеn=402

«ЛНР»

n=309

Украина

n=87

Граница, отделяющая своих от чужих

5

5

5

Граница между своими

79

80

78

Другое

2

2

3

Без ответа

12

13

14

 

Предсказуемо, что большинство опрошенных на КПВВ Станица Луганская хотели бы ликвидации этого препятствия для свободного перемещения людей и товаров.

Таблица 4. Какой должна быть линия размежевания? (в % от числа опрошенных)

Какой должна быть линия размежевания?

Все опрошенныеn=402

«ЛНР»

n=309

Украина

n=87

Закрытой на замок, с контрольно-следовой полосой и колючей проволокой

1

1

0

Открытой для движения людей, капиталов и товаров, как в Шенгенской зоне ЕС

25

23

30

Эта граница вообще не нужна

70

71

65

Другое

1

1

1

Трудно ответить

3

4

4

Общественное мнение на неподконтрольных территориях формируется в достаточно сложных условиях. Открытый террористический режим сателлитарного типа заставляет людей быть предельно осторожными в своих контактах с окружающими.

Таблица 5. Доверие к окружающим людям (в % от числа опрошенных)

На кого распространяется доверие

Все опрошенныеn=402

«ЛНР»

n=309

Украина

n=87

Доверяю большинству людей

8

8

8

Доверяю тем, кого хорошо знаю

71

73

63

Никому не доверяю

15

13

21

Трудно ответить

6

4

6

 

В связи с этим среди населения не формируются длинные цепочки солидарности. Люди ориентируются на выстраивание своей приватной жизни параллельно к структурам власти. Доминирует тактика приспособления.

Таблица 6. Поведение в условиях опасности (в % от числа опрошенных)

Тактика в условиях опасности для себя и близких

Все опрошенныеn=402

«ЛНР»

n=309

Украина

n=87

Открытое выражение своей позиции в любых условиях и действия  по совести

6

6

8

Действие по совести, но позицию всем озвучивать не обязательно

34

31

40

Позицию необходимо вырабатывать в зависимости от ситуации и действовать так, чтобы не причинить себе и близким вреда

47

50

38

Трудно ответить

12

13

14

 

Знаменательным условием функционирования массового сознания в Донбассе является недоверие населения к СМИ.

Таблица 8. Доверие к СМИ Украины, России и «ЛНР» (% по всем опрошенным)

Оценки СМИ

Все опрошенныеn=402

«ЛНР»

n=309

Украина

n=87

Полностью доверяю

6

3

7

Скорее доверяю

15

15

11

Скорее не доверяю

21

22

15

Не доверяю совсем

35

43

47

Трудно сказать

23

17

20

 

Выводы. Массовое сознание жителей Донбасса дает возможность восстановить территориальную целостность Украины без применения насилия, а также без потери РФ своего лица. Для этого необходимо перевести большую часть переговорного процесса в двусторонний украинско-российский формат. Позиция РФ по склонению Украины к прямым переговорам с «Л/ДНР» является тупиковой и не принесет положительного результата. Поиск компромисса по Донбассу должен ориентироваться на долговременные национальные интересы обеих стран.

Литература

  1. Бек У. Влада і контрвлада у добу глобалізації. Нова світова політична економія / Пер. з нім. Олександра Юдіна. 2-е видання. К.: Ніка – Центр, 2015. 404 с.
  2. Харви Д. Краткая история неолиберализма. Актуальное прочтение/Пер. с англ. Н. С. Брагиной. М.: Поколение, 2007. 288 с.
  3. Макаренко В. П. Русская власть: теоретико-социологические проблемы // Макаренко В. П. Собрание сочинений: в 3 т. Т. 3: Что такое троевластие? Русская власть: теоретикосоциологические проблемы. Проблема общего зла: расплата за непоследовательность. Ростов-на-Дону; Таганрог: Издательство Южного федерального университета, 2019. С.57 – 493.
  4. Кононов И. Ф. Мировая гибридная война или буржуазный бланкизм? // Вісник Харківського національного університету імені В. Н. Каразіна. Серія «Соціологічні дослідження сучасного суспільства: методологія, теорія, методи», вип. 39. Харків: Харківський національний університет імені В. Н. Каразіна, 2017. – С. 146 – 153.
  5. Образцов И. В. Война как объект социологического анализа // Социологические исследования. 2020. Том 46. № 10. С. 106-116. DOI: 10.31857/S013216250010207-0
  6. Валлерстайн И. После либерализма / Пер. с англ. Под ред. Б. Ю. Кагарлицкого. М.: Едиториал УРСС, 2003. 256 с.
  7. Polska jako peryferie / Red. T. Zarycki. Warszawa: Naukowe SCHOLAR, 2016. 356 s.
  8. Russia, China, Europe, Eurasia and the USA: covid-2019 and after – what our future may be? Summary of the online international roundtable discussion // Comparative politics Russia. 2020 Vol.11 No. 3. Pp. 5-11.
  9. Кононов І. Ф. Соціологія в умовах кризи і війни: проблема методологічної спроможності // Вісник Луганського національного університету ім. Тараса Шевченка. Соціологічні науки / ДЗ ЛНУ імені Тараса Шевченка. №5 (302), травень 2016. С.5 – 55.

 

Илья Кононов, доктор социологических наук.  

Первая публикация: Х Юбилейный Южно-российский политологический конвент «Политическая власть в условиях социальной турбулентности: региональные и глобальные аспекты» : материалы Всероссийской онлайн-конференции с международным участием /отв. ред. Р. А. Пупыкин, К. П. Пилюгина ; Южный федеральный университет. – Ростов-на-Дону; Таганрог: Издательство Южного федерального университета,

 2020. – 220 с. С. 70 – 78.