Горячие новости

Александр Еременко. Луганские диалоги

                                                                                                            Александр Ерёменко

 

                  ДОНБАСС  КАК  ФРОНТИР  И  РЕКОНКИСТА

                          Луганские диалоги

                Я побывал в Луганске в июле  и декабре прошлого года. Летом встречался со знакомыми и друзьями, зимой общался со – скажем так – мелким чиновником. Впечатления противоречивые, систематизировать их не буду, изложу, так сказать, в хронологическом порядке. 

         Разумеется, мои впечатления  субъективны, обрывочны и случайны.  В субъективном проявляется объективное, в случайном – необходимое, в единичном – общее. В конце концов, существует ведь в социологии метод включённого наблюдения. Будем считать, пусть с некоторой натяжкой, что мои впечатления получены этим методом.

                                              ⃰                           ⃰                         ⃰

                           Центр города  выглядит даже лучше, чем при советской власти: «правительственные» здания сияют. Восточные кварталы как были заброшены и загажены, такими и остались.

          На остановке случайно увидел  И. В. Он настроен неприветливо, даже агрессивно:

         - Вы нас бомбили, хотели нас уничтожить. А мы выстояли, выжили, развиваемся. А сколько ребят погибло! Какие замечательные ребята! Один мой бывший ученик служил в ополчении разведчиком. Я ему говорю: «Тебе приходилось убивать?»  Он: «Приходилось, я убивал». – «А ты молишься за тех, кого убил?» - «Нет, не молюсь». – «Это плохо. Взять какого-нибудь западенца. Он же не виноват, что его так воспитали, что ему внушили, что здесь враги. А у него ведь тоже есть отец и мать, они горюют, что он погиб. Ты должен молиться за тех, кого ты убил». – «Я не могу молиться: я некрещёный». – «Это очень плохо. Ты должен как можно скорее креститься. И если тебе придётся ещё убивать, то после этого ты должен молиться за тех, кого ты убил. Тогда всё будет хорошо».

         Приехал я к К. Н.  У него был С. Г.  Разговор вращался вокруг метафизических и богословских тем. Затем пришёл Д. Ж. , а затем – А. Т.  Через некоторое время приехала на велосипеде Е. А.  

         С. Г.  – типичный милленарист. Ругает современную православную церковь за то, что она поддерживает интересы буржуинов. Христос, мол, подлинный основоположник коммунизма, атеизм Маркса, Энгельса и Ленина был ошибкой. Царство Божие должно настать именно на земле, и земной рай – это, по сути, коммунизм и есть. Скоро всем буржуинам будет возмездие – Бог их покарает. Свет этот изойдёт из «молодых республик». И настанет тысячелетнее Царство Бога на земле.

         А. Т.  также надеется на победное шествие коммунизма из «молодых республик», но без Бога и без мистических фантазий. Вместо этого у него диалектические фантазии.

         А. Т. - Ты признаёшь диалектику?

         А. Е. - Как один из методов философского мышления признаю. Но это не единственный метод.

         А. Т. -  Тогда ты должен признавать закон единства и борьбы противоположностей. Коммунизм – противоположность капитализма. Сейчас капитализм победил во всём мире. Но согласно закону диалектики, в ближайшее время восторжествует коммунизм.

         Вот такие нехитрые пророчества о будущем изрекают несгибаемые марксисты-ленинцы. Зачем анализировать  массу фактов, выявлять основные тенденции современного общества, изучать статистические данные? Вместо этого можно  потрясать учениями, созданными в Х1Х веке.  

         Вообще, «настоящим» сепаратистом является именно А.Т. Он считает, что «молодые республики» не должны к кому-либо  присоединяться, а идти своим путём, и путь этот – советско-коммунистический. Путин для него – зло, проклятый буржуин и империалист, и путинская Россия – вовсе не свет миру.

          Д. Ж., во-первых, меня удивил следующей репликой:

- Они там (в Москве – А. Е.) ничего не понимают в наших реалиях. Недавно смотрел Дмитрия Киселёва – он впариваает нам Бойко. (Разговор состоялся в июле – накануне выборов в Верховную раду – А. Е.). Он понятия не имеет, что для нас Бойко – почти такой же негодяй, как Порошенко, Тимошенко, Парубий и прочие. И весь этот Оппоблок – почти так же для нас неприемлем, как и бандеровцы.

Конечно, здесь нужно иметь в виду, что это точка зрения именно Д. Ж.,  хотя он и выдаёт её за точку зрения всех луганчан. Впрочем, скорее всего, он не одинок в своих оценках.

         Наиболее интересные вещи он рассказал, пока мы шли к остановке.

         Д. Ж. - Луганчане стали больше пить.

         А. Е. -  Они и раньше много пили.

         Д. Ж. - Нет, сейчас стали больше пить. Те из моих знакомых, кто раньше умеренно выпивал, сейчас много пьют. Те, кто вообще не пили, сейчас выпивают. На рынке часто вижу пьяных женщин. Причём это не бомжихи, прилично одетые женщины средних лет – и сильно пьяные.

         А. Е. - Ну а почему же стали больше пить?

         Д. Ж. - Пять лет ожидания – слишком длительный срок. Если честно, то хотели ведь не самостоятельности, а попасть в Россию. И надеялись, что Россия нас возьмёт. Можно подождать год, два года. Но пять лет – это слишком долго. И ведь понятно, что Россия не возьмёт. А вообще Минские соглашения – это удавка на нашей шее, это нас сливают.

         А. Е. - В Украине ура-патриоты считают Минские соглашения удавкой на шее Украины. Считают, что они выгодны Путину и сепаратистам.

         Д. Ж. - Нет, это для нас удавка и слив.

         А. Е. - Погоди, согласно Минским соглашениям, у вас будет автономия, амнистия, русский язык. Чего вам ещё надо?

         Д. Ж. - Да, но Украина введёт к нам свои танки.

         А. Е. - А как же вы хотели? Ведь при всей автономии, это будет, всё же, территория Украины.

         Д. Ж. - А мы не верим Украине. Она введёт свои танки, а потом все соглашения отменит, начнёт против нас репрессии. А вообще, Зеленского через год свергнут, а Украина развалится.

         А. Е. - Вы уже пять лет ждёте, что Украина развалится, а она никак не разваливается.

         Д. Ж. - Кто ж знал, что Запад, а особенно США, будут так поддерживать Украину.

         То есть, Д. Ж. уверен, что единственной причиной того, что Украина всё ещё существует, является исключительно помощь Запада.

         А. Е. - Мы, переселенцы, самые адекватные люди в Украине, потому что мы видим обе стороны баррикады. И в Украине, и у вас бытуют ложные стереотипы о другой стороне. Ура-патриоты в Украине уже пять лет ждут, что ЛНР и ДНР развалятся, а они всё не разваливаются. Если какой-нибудь ура-патриот приедет в Луганск, не говоря уже о Донецке, зайдёт в супермаркеты и в обычные магазины, он будет поражён: изобилие товаров, в том числе украинских. Никто с голоду не пухнет, последнюю корочку хлеба не доедает, стайки беспризорников не бегают по улицам города.  Если идейный лнровец приедет в какой-нибудь город Украины, он будет поражён: в супермаркетах изобилие, люди покупают корзины продуктов, в том числе деликатесы, сидят в кафе, в ресторанах, толпы вышвырнутых из квартир бомжей не шатаются по улицам. В Украине преувеличивают бедствия «молодых республик»,  а в ЛНР и ДНР преувеличивают бедственное положение  Украины. 

         Наиболее интересным пунктом во взглядах Д. Ж.  оказалось то, что он обеспокоен резким изменением отношения к ЛНР и ДНР со стороны россиян, а именно, что, по имеющимся сведениям, теперь многие россияне ненавидят «молодые республики». Он сказал:

         - Кошмар, нас теперь все ненавидят, и банеровцы, и россияне. Раньше ненавидели только нацики, а теперь и в России к нам негативно относятся. В четырнадцатом году был энтузиазм, все нам сочувствовали, все помогали, приезжали добровольцы воевать с нациками. А теперь россияне считают, что они стали хуже жить из-за нас, из-за того, что много денег уходит на поддержку ЛНР и ДНР. Особенно этот негатив усилился после изменения сроков выхода на пенсию. Они говорят: «Из-за вас мы теперь будем выходить на пенсию в 65 лет».

         Опять-таки, подчеркну, что это умонастроение Д. Ж. Я не знаю, насколько оно распространено среди широких кругов луганчан. Но думаю, что, в отличие от других мыслей интеллектуалов, высказанных во время беседы, именно эти чувства могут быть у многих луганчан. Ранее  граждане «молодых республик» злорадствовали оттого, что Европа устала от Украины. Теперь они начинают чувствовать, что Россия устала от ЛНР и ДНР. И это их сильно беспокоит. Кроме А.Т., который, по идее, должен радоваться, что «молодые республики» будут предоставлены самим себе.

         Более всего меня поразила Е. А. Один раз она сказала:

- Мы (ЛНР и ДНР – А. Е.) – фронтир русского  мира.

         Вторая сентенция:

         - Александр Михайлович, вы сравнили нас с Вандеей. А на самом деле мы не Вандея – мы реконкиста.

         Вот так вот! У нас носятся с идеей возвращения утраченных территорий, возвращения утраченных «граждан»: «Это же всё наши люди, украинцы, братья!» - и т. д, и т. п. А эти «братья» лелеют в сердцах идею реконкисты. Ведь идея реконкисты (равно как и фронтира) – это чисто наступательная идея. «Подобно тому, как испанцы в течение долгих веков отвоёвывали  завоёванные чуждым этносом, да к тому же иной веры, свои родные земли, так и мы будем отвоёвывать незаконно занятые «украми-бандеровцами»  исконно русские земли».  

         Впрочем, здесь также нужно иметь в виду, что это точка зрения одного из луганских интеллектуалов, а отнюдь не простых луганчан. С другой стороны, практика показывает, что так называемые «простые люди» зачастую оказываются «болотом»: куда их поведут, туда они и пойдут. Впрочем, сказать, что у них нет своей точки зрения, также будет некоторой ошибкой. Всё гораздо хуже: у них есть вполне определённая точка зрения – примыкать к тем, кто сильнее, кто лучше накормит.

         В декабре пришлось мне общаться с неким луганским чиновником, назовём его Л. Ч. Тип довольно яркий, характерный. В кабинете висит фотография Путина, в салоне автомобиля – георгиевская ленточка.

         Трудно сказать, что преобладает в его душе: восхищение Россией или ненависть к Украине.

         - Здесь Украины никогда не будет, - говорит Л. Ч. – Украина здесь закончилась, когда  первый раз рассчитались рублём. Путин ведь такой человек, который никогда  не отдаст то, что взял.

         У Л. Ч. Не возникает ни малейших сомнений в правомерности имперских амбиций кремлёвской власти. Право этой власти засылать вооружённых «отпускников»  на территорию другого государства представляется ему само собой разумеющимся.  При этом к гражданам «молодой республики» он относится весьма критически. О «подвигах» «отпускников» Л. Ч. рассказывает с упоением:

         - В Пархоменко прибыла колонна украинских танков, довольно большая – машин двадцать-тридцать. Моторы их гудели так, что в Луганске было слышно. И что? Ночью пробрались к ним чеченцы и тупо все экипажи вырезали, как свиней. Сколько здесь полегло ребят из западной Украины! Насколько я знаю, до сих пор останки некоторых по полям лежат, никто их не опознаёт, не захоранивает. Мне просто жалко девушек с западной Украины – их скоро некому трахать будет.

         Да, чеченцы – молодцы! Все эти котлы в Иловайске, в Дебальцево, - это ж всё они сделали и кадровые российские военные. Местные аборигены на такое не способны. Местные аборигены только бухать и грабить умеют. А чеченцы – красавцы! Вот местные штурмовали здание военкомата, где укропы засели. Ни хрена у них не получается. Тут прибыли чеченцы: «А ну, всем отойти!» Через двадцать минут – трах-бах! – готово. Чеченцы ушли, зашли аборигены. Через пять минут приезжают из «Лайф ньюс» брать интервью у луганских ополченцев, которые якобы выбили укропов из военкомата.

         При этом у пламенного фаната «Русского мира» не возникает ни малейшего ощущения нелепости ситуации: а что, собственно, чеченские боевики делают на территории чужого суверенного государства? Чеченские боевики вырезают украинских военнослужащих  на территории Украины. Это нормально? «Нормально, так и надо!»

         Вернёмся к вопросу о репрезентативности услышанных мной мнений. Ведь я общался не с «широкими народными массами», а с довольно специфической прослойкой интеллектуалов и чиновников. В конце концов, это сугубо частные, индивидуальные, нередко экстравагантные точки зрения представителей этой прослойки.

         На это мы возразим следующее. Во-первых, поскольку степень репрезентативности неясна, то услышанные мной мнения могут быть как показательны, так и не показательны для Луганска. И первый вариант вполне заслуживает рассмотрения. Во-вторых, как мы уже говорили, мнение народа зыбко, по большому счёту у народа нет своего мнения. В итоге народ будет повторять то, что ему скажут пропагандисты. Из этого вытекает третье. При изучении ментальности той или иной общности следует принимать во внимание не только количественную, но и качественную сторону. Мнение авторитетных интеллектуалов или чиновников может оказаться, так сказать, более весомым, чем флюгерные мнения широких народных масс.

 

                           Александр Ерёменко

                    докт. филос. наук, профессор,

                    зав. кафедрой философии

                    Национального университета

                    «Одесская юридическая академия» . 

Специально для Ostrovok