Горячие новости

Сергей Лесков: "...Наши представления о государственном деятеле измеряются количеством его жертв"

«Левада-центр» опубликовал данные традиционного опроса о выдающихся личностях всех времен и народов. Результаты опроса — это зеркало, которое позволяет сделать важные выводы о состоянии общества. В первой двадцатке нашлось место (да и то в хвосте) только трем иностранцам — Наполеону, Эйнштейну и Ньютону. И это, конечно, свидетельство инфантилизма российских граждан, которые склонны считать свою страну центром мироздания. Версия о том, что люди по причине слабой памяти просто не могут припомнить иностранных имен, кажется обидной и должна быть решительно отринута.

Но по факту — лидером опроса не в первый раз оказался Иосиф Сталин (38%). За ним тандем Пушкин и Путин (по 34%), Ленин (32%), а замыкает первую пятерку царь Петр (29%), который в 1990-е годы был безусловным лидером рейтингов. По сравнению с опросом пятилетней давности перечень фаворитов оказался прежним, но Путин и Петр поменялись местами, что можно объяснить «крымским эффектом».

В десятке выдающихся личностей также Юрий Гагарин, Лев Толстой, Георгий Жуков, Екатерина II, Михаил Лермонтов. Во второй десятке — Михаил Ломоносов, Александр Суворов, Дмитрий Менделеев, Наполеон, Леонид Брежнев, Альберт Эйнштейн, Сергей Есенин, Михаил Кутузов, Исаак Ньютон, Михаил Горбачев. Совсем нет общественных деятелей, врачей, педагогов, служителей культа. И это косвенно говорит о состоянии наших духовных скреп…

Итак, первый вывод. Русские — отъявленные государственники. Государство — наша единственная надежная скрепа. Перечень лидеров говорит о том, что граждане склонны считать выдающимися личностями государственных деятелей. При этом таких, которые не считаются с жертвами и стенаниями, а гнут свою линию из собственных представлений о благе. Кстати, никогда в этих опросах среди лидеров не было Хрущева, хотя в его эпоху СССР вышел в космос, россыпями собирал Нобелевские премии, приступил к созданию ядерного щита, построил первые в мире атомные станции и атомный флот, снял великие фильмы и отказался от тоталитаризма.

Так вот думаю, если бы Хрущев и Кеннеди не преодолели Карибский кризис и разразилась ядерная война, то выжившие в ней люди точно считали бы Хрущева великой личностью, достойной места в первой пятерке. Нет, было бы преувеличением сказать, что наши представления о государственном деятеле измеряются количеством его жертв. Но величие эпохи мы очевидно связываем с людскими потерями. И с войнами, в том числе с собственным народом. Не случайно в рейтинге нет миротворцев, которые сделали для страны многое, но не вели громких войн. Таких имен немало — Иван III, Елизавета, Александр II, Столыпин, Витте, даже любимые одними и нелюбимые другими Дзержинский и Примаков.

И второе — после правителей мы уважаем писателей. Такое впечатление, что мы воюем и читаем. Читаем и воюем. СССР, о котором мы постоянно ностальгируем, считался самой читающей страной в мире. И, пожалуй, хотя мы клялись в своем миролюбии, объективно одной из самых воюющих стран. Но все наши писатели из далекого прошлого. Кумиры современных российских читателей писали с ятями. После реформы правописания, проведенной большевиками, отечественная литература, если судить по рейтингу, иссякла. Это, естественно, не так, но так считают граждане, хотя, скажем прямо, после школы Толстого в руки берут редкие оригиналы.

Но самое печальное — практически полное отсутствие в рейтинге ученых и конструкторов. Ломоносов и Менделеев, которые замечены на околице списка, — дань школьной традиции. Вклад этих ученых в мировую науку считается великим только в отечественной средней школе. И, кроме того, это было давно, до взрыва научно-технического прогресса.

Отсутствие в лидерах рейтинга ученых говорит о том, что в общественном сознании наука находится на обочине интересов. И это объясняет жалкое, униженное состояние Российской академии наук, которую чиновники опустили до состояния плинтуса. А также провал наивных надежд на экономику знаний. Последняя новость: в институтах РАН доктора и кандидаты наук пишут заявления о добровольном переходе на четверть ставки. Благодаря этому будет достигнуто фиктивное исполнение майского указа президента РФ о повышении зарплаты ученым. Она же стала в четыре раза больше, просто ученые решили добровольно урезать аппетит.

Подобные опросы регулярно проводятся в США. И среди лидеров неизменно присутствуют имена Александра Белла, Томаса Эдисона, Николы Теслы, Билла Гейтса, Стива Джобса, а в последнее время — Илона Маска. Кстати, неделю назад я написал в «Росбалте», что российские чиновники съели бы с потрохами Билла Гейтса и Стива Джобса еще до того, как они наполнили свой первый кошелек. Наверное, сглазил. Потому что чиновники начали травлю «российского Цукерберга» Павла Дурова и мессенджера Telegram, грозят заблокировать его из каких-то смутных подозрений.

Гонения на Павла Дурова и Telegram заставляют усомниться в перспективах цифровой экономики, о которой вдруг восторженно заговорили наши политики. На Петербургском экономическом международном форуме президент Путин, рассуждая о цифровой экономике, сказал, что, в первую очередь, «необходимо сформировать принципиально новую, гибкую нормативную базу для внедрения цифровых технологий во все сферы жизни, при этом все решения должны приниматься с учетом обеспечения информационной безопасности государства, бизнеса и граждан». Из этих слов можно сделать вывод, что для российской власти цифровая экономика — это, прежде всего, угроза, а только потом возможности. Поэтому происходящее с Telegram и несколькими другими уже заблокированными мессенджерами находится в рамках логики всеобщего регулирования. Старая песня, которая перечеркивает слабые надежды на инновации и цифровую экономику, которая стоит на противоположных принципах свободного развития и конкуренции.

Показательно, что в России никогда не проводятся опросы о самых выдающихся предпринимателях. Может быть, по той причине, что у нас их кот наплакал. Олигархи сколотили свое состояние на приватизации, в справедливости которой сомневаются даже ее организаторы. В списке пяти самых выдающихся американских бизнесменов четверо имеют отношение к высоким технологиям — Билл Гейтс, Стив Джобс, Марк Цукерберг, Томас Эдисон. И только Джон Рокфеллер разжился на углеводородах. Кстати, история России во все эпохи не знает ни единого примера изобретателя, который разбогател бы на своих идеях. Если у русских получалось на этой стезе, то только за границей. Таких примеров множество. От Сикорского до Гейма и Новоселова.

Можно было бы провести еще один любопытный опрос. Попросить публику назвать имена современных российских ученых. Уверен, значительное большинство анкет оказались бы пустыми. А ведь именно ученые формируют облик будущего и определяют перспективы развития страны. В современной экономике для роста ВВП планы Джобса и Маска значат больше, чем экономические прожекты президентов. Может быть, наш ВВП 10 лет топчется на месте именно по той причине, что мы откровенно не уважаем тех, кто пытается создать новый интеллектуальный продукт.

Или другой вариант. В рейтинге объективно не нашлось места выдающимся ученым ХХ века, потому что в нашей стране их не было. Уверен, это заблуждение. Большой любитель парадоксов — Нобелевский лауреат Ричард Фейнман заметил как-то, что законы электродинамики оказали на развитие цивилизации большее влияние, чем Великая Французская революция. Если говорить о России, то можно предположить, что атомные технологии и ядерная бомба оказались для нас важнее, чем Октябрьская революция. Тем удивительнее, что в рейтинге выдающихся личностей нет никого, кто имел отношение к великому Атомному проекту.

Королев, Курчатов, Келдыш — великие люди. Хотя, уверен, многие славные граждане самой выдающейся личностью на букву К считают Киркорова…

Сергей Лесков, журналист, писатель

Источник: Росбалт