Горячие новости

Эссе о непреодолимости (Моральные беседы о воспитании элиты)

Возможно, основная беда нашей страны – всеобщий инфантилизм. Этим недугом поражены и народ, и элита, но по-разному.

Инфантилизм народа проявляется в иждивенческих настроениях, в безответственности, а также в комплексе «маленького человека». Причём это добровольный комплекс. Повсеместно слышишь: «Мы люди маленькие, от нас ничего не зависит. А что мы можем сделать, что мы можем исправить? Всё уже заранее решено без нас. Всё предопределено сильными игроками».

Думаю, что власть имущие потирают руки от радости, когда слышат такие речи. Им такого народа и надо. Пока электорат так думает, политики могут спать спокойно: с таким электоратом их власти ничего не угрожает.

Создаётся ощущение, что рядовые граждане не просто считают себя «маленькими» и бессильными: они хотят быть маленькими и бессильными. Наиболее тревожит не инфантилизм как таковой, а добровольный инфантилизм, нежелание взрослеть.

Вообще, когда непредвзято смотришь как на историю, так и на современность, хочется воскликнуть, вопреки известной пословице: «народ никогда не прав».

Инфантилизм элиты совершенно другой, пожалуй, диаметрально противоположный. Иногда создаётся впечатление, что представители элиты убеждены в своём всемогуществе, а лучше сказать – во вседозволенности. «Нам всё подвластно на суше и на море, мы всё можем, нам всё дозволено, нет таких крепостей, которые бы не могли взять…», - и т. д.

Особенно распространены такие настроения у незрелых юнцов, вступающих в жизнь. Основной бич нашего народа – чрезмерное чадолюбие. Никто не спорит, любовь к детям – это хорошо. Но если верно сказанное древними: «всё в меру» (а я полагаю, что верно), - то и любовь к детям должна быть в меру. А когда какой-нибудь одуревший от кажущегося всемогущества нувориш внушает своему дражайшему чаду: «Деточка, у тебя будет всё, чего ты пожелаешь. Для тебя не будет ничего невозможного, ничего непреодолимого», - то он воспитывает морального урода. Такой мажор будет опасен и для себя, и для окружающих.

Когда такое себялюбивое, капризное, убеждённое во вседозволенности чадо вступит в реальную жизнь и неизбежно столкнётся с труднопреодолимыми и даже непреодолимыми вещами, то первым его страстным желанием будет преодолеть их несмотря ни на что. Не получится преодолеть, значит сломать. Здесь первая опасность, главным образом, для окружающих. Но не всё удастся сломать – и здесь вторая опасность, теперь уже для самого мажора, даже не опасность, а шок.

Воспитание в духе вседозволенности, во-первых, аморально, во-вторых, оно есть ложь.

Для блага самой элиты ей следует осознать, что существуют непреодолимые вещи.

Преодолимость есть пре-одолимость.  Она есть возможность одолеть, то есть победить. Преодолимо то, что можно превзойти тем или иным способом. Преодолимо то, через что можно перешагнуть, то, что решаемо, то, что можно присвоить, покорить, подчинить, чем можно овладеть, чему можно навязать свою волю, в конце концов, растоптать, смести, то есть победить в широком смысле слова.

Соответственно непреодолимость есть не-преодолимость. Она есть невозможность одолеть, то есть победить. Непреодолимо то, что нельзя превзойти никаким способом. Непреодолимо то, через что нельзя перешагнуть, то, что неразрешимо, то, что нельзя присвоить, покорить, подчинить, чем нельзя овладеть, чему нельзя навязать свою волю, что нельзя растоптать, смести, скорее оно тебя сметёт и растопчет…   Хотелось бы подчеркнуть, что непреодолимое есть то, что принципиально неразрешимо, что ну вот никак нельзя победить.

Впрочем, тут намечается различие между ситуативной непреодолимостью, непреодолимостью здесь и сейчас – и принципиальной непреодолимостью, непреодолимостью  везде и  когда бы то ни было. Но на этих видах непреодолимости остановимся чуть ниже.

Как это ни странно, но проповедники абсолютной преодолимости могут сослаться на современную науку, точнее на ту сферу современного познания, которую можно назвать «эзотерической наукой». К этой сфере можно отнести популярные ныне теории параллельных вселенных, тонких энергий, «живой вселенной», тесной взаимосвязи материи и сознания и т. п. Общий смысл подобных теорий кратко можно выразить формулировкой: «всё возможно». Своеобразной квинтэссенцией эзотерической «науки» можно считать научно-популярный фильм «Кроличья нора, или Что мы действительно знаем?», а также книгу «Кроличья нора, или Что мы знаем о себе и Вселенной», написанной по мотивам фильма.

Хочу пояснить, что я на самом деле ничего не имею против эзотерической науки, напротив, - отношусь к ней с некоторой симпатией. Фильм и книга «Кроличья нора», на мой взгляд, превосходны. Мысль об Абсолюте как сумме всех возможностей, тождественной сумме всех действительностей, - моя излюбленная философема. В метафизическом смысле я совершенно согласен с тем, что всё возможно. Но метафизическая истина нередко оборачивается конкретно-историческим заблуждением.

Во-первых, неверно, что всё возможно. Мировые константы неизменны и непреодолимы. (Непреодолимость есть модус невозможности). И если мне скажут: «А в параллельной вселенной…», - то мой ответ будет весьма простым. 1. Мы живём в нашей вселенной, где мировые константы именно таковы. 2. Пока не найден способ перемещаться в параллельные вселенные. 3. Даже если будет найден такой способ, то перейдя в любую иную вселенную, мы обнаружим там её собственные фундаментальные, а, следовательно, непреодолимые для тех условий константы.

Во-вторых, даже если в отдалённой перспективе мирового развития многое, если не почти всё, являющееся сейчас невозможным, станет возможным, а, следовательно, преодолимым, то это верно именно для отдалённой перспективы и ошибочно для настоящего момента. На данном этапе исторического развития именно для тебя не всё возможно. Следовательно, именно для тебя существует нечто непреодолимое. И этот «ты» - каждый из нас и даже каждый из вас, господа мажоры.  

Итак, следует различить непреодолимое как таковое, абсолютно непреодолимое и ситуативно непреодолимое, непреодолимое на данной стадии социально-исторического процесса. И к этому ситуативно непреодолимому следует отнестись со всей серьёзностью. Игнорирование этого непреодолимого есть губительная гордыня, причём губительная как для гордеца (коего мне лично совершенно не жалко), так и для ни в чём не повинных окружающих.

Мажор, вступивший во взрослую жизнь и столкнувшийся с непреодолимостью, испытает шок. Так ему и надо: может хоть пощёчина мира его образумит. Ужасна не пощёчина для мажора. Ужасны всевозможные лозинские и зайцевы, влетающие в чужую жизнь с ощущением вседозволенности и губящие эту жизнь.

Когда эзотерическая наука раскрывает перед нами удивительные возможности, вытекающие из тончайшей и теснейшей взаимосвязи материи и сознания, она осуществляет великое и благородное дело. Но в науке, так же, как в религии и философии, имеет значение не только что ты говоришь, но и кому ты говоришь, в какой ситуации говоришь. Одно дело сказать «всё преодолимо» какому-нибудь интеллектуально и морально продвинутому юноше из средней полосы Европы, - и совсем другое дело сказать это сынку какого-нибудь украинского или российского депутата, крышующего  криминального бизнесмена, или отпрыску самого этого бизнесмена.

Не всякому можно проповедовать: «всё возможно, всё преодолимо». Многие не созрели до понимания высшего смысла отсутствия непреодолимости. Возможно, и никогда не созреют. Дабы обуздать их порочную натуру, следует всячески подчёркивать наличие непреодолимого. Пусть многое будет для них непреодолимым – как в теории, так и на практике.

 

Александр Ерёменко, доктор философских наук, профессор.

Специально для Ostrovok

P.S. Мнения автора могут не совпадать с мнениями по этим вопросам редакции.

Кот, столкнувшийся с непреодолимостью, с сайта https://photo.99px.ru/photos/246234/. Художник: Вася Ложкин