Горячие новости

Отец Александр о Донбассе и о миротворческой и психотерапевтической миссиях церкви

Мы познакомились случайно. На трассе. Священник возвращался в свою епархию в Изюм со стороны передовой. Оказалось, нам по пути, словом, дальше поехали вместе. 

Какой попутчик, такая и беседа в дороге. С врачом - о здоровье. С  учительницей – о школе. Со священником – о самом главном, насущном, о том, что болит больше всего. Сегодня для нас, жителей востока Украины, это война. Потому, наверное, наша беседа с отцом Александром не могла не завертеться вокруг темы Донбасса, военного настоящего и послевоенного будущего, того, как изменила война всех, кого в той или иной мере коснулась. 

 Обратил внимание, что украинские военные на блокпостах батюшку не просто знают, но и явно рады его видеть.Выяснилось, что священник Крестовоздвиженской церкви г. Изюма о. Александр Панасенко у них частый гость.

 

Ездит на передовую, доставляет бойцам одежду, провизию, которую собирают прихожане храма. Оказывает духовную поддержку. Вместе с другими священниками Изюмской епархии был на Светлодарской дуге, в Попасной и Троицком, в рождественские дни служил молебны на блокпостах.

Из дальнейшей беседы стало ясно, что для него это не только послушание по взаимодействию с армией, но и работа, продиктованная чувством гражданского долга, велением сердца. Батюшка оказался активным патриотом Украины. Необходимость присутствия представителей церкви в зоне военных действий сомнений у отца Александра не вызывает. Помимо миротворческой, гуманитарной, она выполняет серьезную психотерапевтическую миссию.  Ведь для нормального человека воевать – значит переживать колоссальный стресс. Преодолеть его может помочь священник.

" Мы психологически работаем с солдатами, - поясняет мой собеседник.- Чтобы не было нервных срывов. На войне ведь всякое бывает. Иногда достаточно просто выслушать. У человека бывает потребность выговориться – не у себя в подразделении, а третьему лицу, кому-то постороннему. Человек высказывается, раскрывает священнику, что у него накипело, что его мучает, и - понемногу успокаивается."Церковь духовно окормляет солдат на войне, - продолжает отец Александр.- Если солдат является захватчиком и оккупантом, Церковь ему доносит: уважаемый, ты делаешь греховное дело, ты неправ, ты будешь страдать, поэтому тебе нужно покаяться и уйти. А когда солдаты освобождают свою территорию, как наши украинские солдаты, церковь им говорит: ребята, вы молодцы, Украина должна быть единой, вы делаете правое дело, с вами Бог, с вами вера. Но не только это. Церковь призывает к милосердию. Я помню в 2015 году - при мне брали  в плен россиян. Бурятов псковских десантников приводили в штаб. Я их видел. Я всегда призывал ребят не издеваться над ними и не унижать человеческое достоинство. Допросить нужно – это военное дело. Но не издеваться. И ребята прислушивались. Я отслеживал судьбу этих россиян. Их потом поменяли на украинских солдат. С их головы и волосок не упал.

- Люди, прошедшие войну, изменились?

-  Война не может не изменить человека. Она всех меняет. У солдат, с которыми я общался, проявляются два момента. Первый. Если раньше они просто знали, что война это плохо, то сейчас они войну ненавидят. Потому что это смерти, горе, разрушения, и они это прочувствовали на собственном опыте. Второй момент. У них меняются ценности и взгляды на жизнь. Проявляется обостренное чувство справедливости, они перестают бояться говорить правду, невзирая на чины и ранги. Эти качества сохраняются у ребят и после возвращения из зоны АТО.

То же самое происходит и с гражданскими людьми. Исчезает страх простого люда перед «царьками». Если в 2013 году бабушки голову сельрады боялись, то сегодня уже требуют, чтобы он выполнял свои обязанности. Ранее люди знали: чтобы чиновник исполнял свои функции, ему нужно дать на лапу условную шоколадку. Теперь пришло осознание: мы выполняем свою работу, а чиновники свою. Зачем им давать взятки, если они наши слуги и должны выполнять то, что мы им делегировали? 

Потеря этого страха –  положительный момент. Вместе с ним у народа появляется критическое мышление – телевизору уже не доверяют, словам и обещаниям чиновникам – тем более. Верят действиям. Скажем, приехал в прифронтовое село один чиновник, посмотрел на разрушенный дом, пожалел хозяина и уехал. Приехал другой, организовал восстановление дома. Вот ему и будут доверять. 

 

 - Церковь занимается оказанием гуманитарной помощи в зоне АТО? 

 

- Да, конечно. У нас в Изюмской епархии эта работа ведется постоянно. Помощь собирают прихожане. Мы возим военным продукты питания, медикаменты, возим одежду как для военных, так и гражданских. Помощь доставляется в место дислокации подразделения, а командир уже решает, кто в его населенном пункте нуждается в помощи, направляет её по конкретному адресу. Часто это отдаленные населенные пункты – те, куда не могут доехать представители международных гуманитарных миссий «Красного Креста», ООН, и - маленькие села. Обычно ведь помощь  везут туда,  где больше население.

 

         - С волонтерскими организациями церковь сотрудничает?

- Не могу говорить за всю церковь. Но я как представитель конкретной церковной общины сотрудничаю с общественными организациями разных регионов. С Вышгородскими волонтерам, с волонтерами из Киева, из Харькова, Бахмута, Славянска, Изюма. Плотно работаем с благотворительной организацией «Пліч-о-пліч» (координатор Татьяна Кошель). Недавно завершили с ней совместный проект.

- В чем он состоял?

- Знаете, есть такой удивительный город Северск, со своей историей, с интересными людьми, но вдруг туда пришла война. Дети этого города пережили страшные события и нуждались в психологической реабилитации. Мы предложили школам Северска организовать для них поездку в Закарпатье. Обратились к Высокопреосвященнейшему Феодору, архиепископу Мукачевскому и Ужгородскому, который одобрил идею и с радостью принял ребят. Для многих родителей отпустить детвору в другую часть страны стало настоящим испытанием. Ехали они поездом, на вокзале их встретил представитель Мукачевской епархии. Многие из них испытали небольшой шок, уже выйдя с территории вокзала: «Гляньте, здесь мусора нет, здесь так чисто!» И это не удивительно, ведь Мукачево – почти европейский город, а дети приехали из рабочего Северска, который по благоустройству от него далеко отстал. Ребят поразило и то, что разговаривали с ними как по-русски, так и по-украински, что отношение к ним как к жителям Донбасса было исключительно доброжелательным. На протяжении всех весенних каникул школьники много путешествовали по разным экскурсионным маршрутам. Дети были окружены заботой и в итоге остались очень довольны. Для организации поездки очень многое сделали Владыка Феодор, а также депутат Бахмутского районного совета Сергей Васильевич Миндзяк.

 - Сегодня много говорится о том, что было бы целесообразно больше привлекать Украинскую Православную церковь к переговорам по обмену пленными. Якобы даже были случаи успешного участия духовенства в этом процессе. Как вы думаете, способна церковь эффективно решать эти вопросы?

- Чтобы достичь результата в переговорах об освобождении наших пленных воинов или волонтеров, нужно вести диалог с участием структур, которые имеют на той стороне вес и поддержку среди местного населения. 

Сегодня Украинская Православная церковь полностью сохраняет влияние в территориальных рамках Украины по состоянию на 1 января 2014 года, т.е. на период начала отторжения Крыма. Т.е. она продолжает свою деятельность и на территориях, временно не подконтрольных Украине.

Это – переговорный потенциал, который нужно использовать. Недавно была произведена передача «киборга» из макеевской колонии на территорию Украины при содействии блаженнейшего митрополита Онуфрия, при участии украинского епископата (Имеется в виду освобождение Тараса Колодия в декабре минувшего года.- Авт.). В результате сложных переговоров человека удалось вызволить из застенков. Сам я в процессе не участвовал, знаю об этой истории только по СМИ. Слышал, что есть священники, которые сами приезжали к противнику и в процессе диалога потихоньку вытаскивали из плена украинских солдат (По данным СМИ, в 2015 г. при участии духовенства удалось освободить из плена 4 украинских пленных. – Авт.).

- Какой урок все мы должны извлечь из войны а Донбассе?

- «Если мы войну забудем, вновь придет война» – как в старой доброй песне. Если хочешь победить, то готовься к войне. Если не хочешь кормить свою армию, будешь кормить армию оккупанта. Думаю, что это и есть те уроки, которые мы обязаны извлечь из этой войны. Офицер, вообще военнослужащий должен быть элитой общества. Как в Римской империи, как в Австро-Венгрии. Военные должны получать достойную зарплату, служба в армии должна быть престижной  среди молодежи.  В 2014 году произошла трагедия, потому что мы забыли о войне и были к ней не готовы.

         Нужна значительная поддержка армии государством, потому что она активизирует другие ресурсы – на благо армии смогут более продуктивно работать легкая, тяжелая промышленность, металлургия. Думаю, что первой государственной идеей должна быть независимость, а второй  - сильная армия.

При этом в глобальном смысле Церковь всегда призывает к миру, всегда является миротворцем. Она всегда против войны: в семье, в обществе, между странами, даже между галактиками (потому что мы молимся за мир во всем мире), - улыбается отец Александр. 

Весна. Пасхальные торжества. Солнце играет. Над цветущими абрикосами гудят пчелы. Хочется думать о хорошем – о весне, о любви, о мире.

 

Игорь Вайсман ,специально для Ostrovok